Начало. Часть 1 : краткая история Месопотамии




До 40-х годов XIX века о существовании цивилизаций Древней Месопотамии - Вавилонии и Ассирии - было известно по скудным и многократно искажавшим реальность повествованиям Библии, а также из исторических рассказов Геродота и тенденциозных всемирных историй средневековых сирийских и арабских книжников. Все эти источники неверно передавали даже имена месопотамских богов и царей и не давали правильного представления ни о продолжительности истории этого региона, ни о культуре его древнейших обитателей. Что же касается Шумера, то о его существовании никто даже не догадывался, поскольку ни о каком Шумере в Библии не говорилось. Изучение древней истории Месопотамии по-настоящему началось только в результате совместных усилий археологов и филологов Западной Европы.
В начале 40-х годов за дело берутся археологи. Француз Поль Ботта и англичанин Генри Лэйард раскопали на севере Ирака две столицы легендарной библейской Ассирии - Кальху и Ниневию. Самой замечательной находкой сезона 1849 года стала библиотека царя Ашшурбанапала из Ниневии - более 20 тысяч табличек, написанных клинописью.
Дешифровщики получили в свое распоряжение столь значительное число семитских клинописных текстов, что вопрос об их окончательном прочтении был делом самого недалекого будущего. И наконец оно, это будущее, настало: Королевское общество по изучению Азии предложило четырем лучшим знатокам клинописи испытать свои способности. Раулинсон, Тэлбот, Хинкс и работавший во Франции немецко-еврейский ученый Юлиус Опперт (1825— 1905) получили в запечатанных конвертах надпись ассирийского царя Тиглатпаласара I и должны были прочесть и перевести ее независимо друг от друга. Если во всех четырех присланных обществу работах дешифровка и перевод будут примерно одинаковы, значит, можно говорить о начале новой науки. Переводы сошлись, и день 17 марта 1857 года стал официальным днем рождения ассириологии - науки об истории, языках и культуре народов клинописной традиции. Но тогда, при рождении ассириологии, речь шла только об умении прочесть клинописный текст на семитском языке. Этот язык впоследствии назовут ассиро-вавилонским или аккадским (по названию города, цари которого составили первые надписи на этом языке). Он окажется очень похож на известные древнееврейский и арабский языки, и уже к 70-м годам появятся первые очерки его грамматики и небольшие словари.
Сами шумеры ничего о своем происхождении не говорят. Древнейшие космогонические фрагменты начинают историю мироздания с отдельных городов, и всегда это тот город, где создавался текст (Лагаш), или священные культовые центры шумеров (Ниппур, Эреду). Тексты начала II тысячелетия называют в качестве места зарождения жизни остров Дильмун (совр. Бахрейн), но составлены они как раз в эпоху активных торгово-политических контактов с Дильмуном, поэтому в качестве исторического свидетельства их воспринимать не стоит. Куда серьезнее сведения, содержащиеся в древнейшем эпосе «Энмеркар и владыка Аратты». Здесь говорится о споре двух правителей за поселение в своем городе богини Инанны. Оба правителя в равной степени почитают Инанну, но один живет на юге Двуречья, в шумерском городе Уруке, а другой - на востоке, в стране Аратта, славящейся своими искусными мастерами. Притом оба правителя носят шумерские имена - Энмеркар и Энсухкешданна. Не говорят ли эти факты о восточном, ирано-индийском (конечно, доарийском) происхождении шумеров? Еще одно свидетельство эпоса: ниппурский бог Нинурта, сражаясь на Иранском нагорье с некими чудищами, стремящимися узурпировать шумерский престол, называет их «дети Ана», а между тем хорошо известно, что Ан - самый почтенный и старый бог шумеров, и, стало быть, Нинурта состоит со своими противниками в родстве. Таким образом, эпические тексты позволяют определить если не сам район происхождения шумеров, то, по крайней мере, восточное, ирано-индийское направление миграции шумеров в Южное Двуречье.


Прежде всего нужно сказать, что шумерская культура зародилась в очень удаленных друг от друга городах, каждый из которых располагался на своем канале, отведенном от Евфрата или от Тигра. Это очень существенный признак не только образования государства, но и образования культуры. В каждом городе было свое независимое представление об устройстве мира, свое представление о происхождении города и частей света, свое представление о богах и собственный календарь. Каждый город управлялся народным собранием и имел своего вождя или верховного жреца, который возглавлял храм. Между 15–20 независимыми городами Южного Двуречья происходила постоянная конкуренция за политическое превосходство. Большую часть истории Месопотамии в шумерский период города пытались вырвать друг у друга это лидерство.

В Шумерии существовала концепция царственности, то есть царской власти как субстанции, которая переходит из города в город. Переходит она исключительно произвольно: была в одном городе, потом оттуда ушла, этому городу было нанесено поражение, и царственность закрепилась в следующем господствующем городе. Это очень важная концепция, которая показывает, что в Южной Месопотамии долгое время не было единого политического центра, не было политической столицы. В условиях, когда происходит политическая конкуренция, культуре становится присуща компетитивность, как говорят одни исследователи, или агональность, как говорят другие, то есть в культуре закрепляется соревновательный элемент.

Для шумеров не существовало земного авторитета, который был бы абсолютным. Если такого авторитета нет на земле, его, как правило, ищут на небе. Современные монотеистические религии нашли такой авторитет в образе единого Бога, а у шумеров, которые были весьма далеки от монотеизма и жили 6 000 лет назад, таким авторитетом стало Небо. Они стали поклоняться небу как сфере, в которой все исключительно правильно и происходит по раз установленным законам. Небо стало эталоном для земной жизни. Отсюда понятна тяга шумерского мироощущения к астролатрии — вере в могущество небесных тел. Из этой веры уже в вавилонское и ассирийское время разовьется астрология. Причина такого тяготения шумеров к астролатрии и впоследствии к астрологии заключается именно в том, что на земле не было порядка, не было авторитета. Города постоянно воевали друг с другом за превосходство. То укреплялся один город, то на его месте возникал другой господствующий город. Их всех объединяло Небо, потому что, когда восходит одно созвездие, пора убирать ячмень, когда восходит другое созвездие, пора пахать, когда третье — пора сеять, и таким образом звездное небо определяло весь цикл сельскохозяйственных работ и весь жизненный цикл природы, к которому очень внимательно относились шумеры. Они считали, что порядок есть только наверху.

Таким образом, агональный характер шумерской культуры во многом предопределил ее идеалистичность — поиск идеала наверху или поиск господствующего идеала. Небо считалось господствующим началом. Но точно так же в шумерской культуре господствующее начало искали повсюду. Существовало большое количество литературных произведений, в основе которых был спор двух предметов, животных или каких-то инструментов, каждый из которых похвалялся, что он лучше и более пригоден для человека. И вот как эти споры разрешались: в споре овцы и зерна победило зерно, потому что зерном можно кормить большую часть людей в течение большего промежутка времени: есть зерновые запасы. В споре мотыги и плуга победила мотыга, потому что плуг стоит на земле только 4 месяца в году, а мотыга работает все 12 месяцев. Кто дольше может служить, кто может большее число народа накормить, тот и прав. В споре лета и зимы победила зима, потому что в это время проводятся ирригационные работы, в каналах скапливается вода, и создается задел для будущего урожая, то есть побеждает не следствие, а причина. Таким образом, в каждом шумерском споре есть проигравший, который называется «оставшийся», и есть победитель, который называется «вышедший». «Зерно вышло, овца осталась». И есть третейский судья, который разрешает этот спор.

Этот замечательный жанр шумерской литературы дает очень яркое представление о шумерской культуре как о той, что стремится найти идеал, выдвинуть что-то вечное, неизменное, долгоживущее, надолго пригождающееся, тем самым показать преимущество этого вечного и неизменного перед тем, что быстро меняется или что служит только краткое время. Здесь заложена интересная диалектика, так сказать, преддиалектика вечного и изменчивого. Историк Емельянов называет шумерскую культуру осуществившимся платонизмом до Платона, потому что шумеры верили, что существуют некие предвечные силы, или сущности, или потенции вещей, без которых невозможно само существование материального мира. Эти потенции или сущности они называли словом «мэ». Шумеры считали, что боги не способны ничего в мире сотворить, если эти боги не имеют «мэ», и никакой героический подвиг невозможен без «мэ», никакая работа и никакое ремесло не имеют смысла и не имеют значения, если они не обеспечены собственными «мэ». «Мэ» бывают и у сезонов года, «мэ» бывают у ремесел, и у музыкальных инструментов бывают свои «мэ». Что есть эти «мэ», как не зародыши платоновских идей?

Мы видим, что вера шумеров в существование предвечных сущностей, предвечных сил — это яркий признак идеализма, который проявился в шумерской культуре.
Но эта агональность и этот идеализм довольно трагичные вещи, потому что, как справедливо сказал Крамер, непрерывная агональность постепенно приводит к самоуничтожению культуры. Непрерывное соперничество между городами, между людьми, непрерывная конкуренция ослабляет государственность, и, действительно, шумерская цивилизация закончилась довольно быстро. Она угасла в течение тысячи лет, и ее сменили совершенно другие народы, а шумеры ассимилировались с этими народами и полностью растворились как этнос.
Но история также показывает, что агональные культуры даже после гибели цивилизации, которая их породила, существуют довольно долго. Они живут после своей смерти. И если здесь перейти к типологии, то можно сказать, что в истории известны еще две такие культуры: это греки в Античности и это арабы на стыке древности и раннего Средневековья. И шумеры, и греки, и арабы были чрезвычайными поклонниками Неба, они были идеалисты, были лучшими каждый в свою эпоху звездочетами, астрономами, астрологами. Они очень сильно уповали на власть Неба и небесных тел. Они разрушили себя, погубили себя непрерывной конкуренцией. Арабы выстояли только за счет объединения под властью небесного или даже сверхнебесного, сверхъестественного начала в виде религии Аллаха, то есть арабам позволил сохраниться ислам. А вот у греков ничего подобного не было, поэтому греки довольно быстро были поглощены Римской империей. В целом можно сказать, что выстраивается определенная типология агональных цивилизаций в истории. Шумеры, греки и арабы неслучайно похожи друг на друга своим поиском истины, своим поиском идеала, как эстетического, так и гносеологического, своим стремлением найти одно порождающее начало, через которое можно объяснить существование мира. Можно сказать, что и шумеры, и греки, и арабы прожили не очень большую жизнь в истории, но они оставили наследие, из которого питались все последующие народы.
Идеалистические государства, агональные государства шумерского типа гораздо дольше живут после своей смерти, чем в отпущенный им историей промежуток времени.


*

Промежуток времени оказался поистине плодотворным...Началом истории региона Междуречья (Месопотамии) является Шумер. Шумер, или лучше страна, известная как Шумер, на протяжении 3-го тысячелетия до н. э. была впервые заселена между 4500-м и 4000 гг. до н. э., по крайней мере, таков был консенсус археологов Ближнего Востока до недавнего времени. Эта дата была получена путем отсчета от 2500 г. до н. э., приблизительной и вполне обоснованной даты, рассчитанной на основании письменных документов. К ней прибавили от 1500 до 2000 лет, т. е. временной отрезок, достаточный для стратиграфического накопления всех ранних культурных наработок, начиная с девственных почв, т. е. с самого начала обитания человека в Шумере. 
Древняя Месопотамия – величайшая цивилизация Древнего мира, существовавшая на Ближнем Востоке, в долине рек Тигр и Евфрат. Условные хронологические рамки – c середины IV тыс до н. э. (эпоха Урук) по 12 октября 539 г. до н. э. («падение Вавилона»). В разное время здесь располагались царства Шумера, Аккада, Вавилонии и Ассирии.

Шумеры открыли медь, с чего начинается Бронзовый век. Шумеры придумали первые элементы государственности. В мирное время у Шумеров правил совет старейшин, а на время войны избирался верховный правитель - лугаль, постепенно их власть остается и в мирное время и появляются первые правящие династии.
Шумеры заложили основы Храмовой архитектуры, там появился особый тип храма - зиккурат, это храм в виде ступенчатой пирамиды.
Шумеры осуществили первые в истории человечества реформы. Первым реформатором стал правитель Урукавина. Он запретил отбирать ослов, овец и рыбу у горожан и всякого рода отчисления дворцу в оплату за оценку их довольствия и стрижку овец. Когда муж разводился с женой, никакой мзды ни энзи (правитель), ни его визирям, ни абгалю не выплачивалось. Когда усопшего приносили на кладбище для погребения, разные чиновники получали гораздо меньшую долю имущества умершего, чем раньше, а иногда значительно менее половины. Что касается храмовой собственности, которую присвоил себе энзи, он, Урукагина, вернул ее истинным хозяевам – богам; в действительности, похоже, теперь храмовые администраторы присматривали за дворцом энзи, а также за дворцами его жен и детей. На всей территории страны, от конца до конца, замечает историк-современник, «не было сборщиков налогов».
Среди примеров шумерских технологий можно назвать колесо, клинопись, арифметику, геометрию, лодки, лунно-солнечный календарь, бронзу, кожу, пилу, долото, молоток, гвозди, скобки, кольца, мотыги, ножи, мечи, кинжал, колчан, ножны, клей, упряжь, гарпун и пиво и т.д.... У шумеров существовало рабство, однако оно не было главной составляющей экономики.
Несколько самых прогрессивных технологических достижений шумеров были связаны с орошением и земледелием. Строительство сложной системы каналов, запруд, плотин и накопителей требовало серьезной инженерной мысли и навыков. Необходима была подготовка замеров и планов, что подразумевало умение обращаться с нивелирами, мерными линейками, навыки рисования и изготовления карт. Фермерство тоже стало методичной и сложной технологией, требующей умения прогнозировать, трудолюбия и сноровки. Неудивительно поэтому, что шумерские педагоги составляли «альманахи фермеров», состоящие из набора инструкций в помощь фермеру в земледельческих трудах на протяжении всего года, начиная с затопления полей в мае – июне и кончая веянием и уборкой нового урожая в апреле – мае следующего года.

Месопотамскую цивилизацию давно и справедливо считают самой пишущей из всех цивилизаций древнего мира. Они изобрели клинопись. 
В настоящее время известно около миллиона клинописных текстов, но каждые несколько лет раскопки и разборы музейных хранилищ выдают нам десятки новых текстов. Так что народы древней Месопотамии не только много писали, но и как бы продолжают писать до сих пор. Точное число известных текстов не подсчитано, многие тексты не раскопаны, не извлечены из музейных фондов, многие хранятся в недоступных частных коллекциях, владельцы которых не спешат знакомить ученых со своими приобретениями.

Если сравнивать с Египтом и Грецией, то, разумеется, количество клинописных источников превосходит число письменных памятников этих цивилизаций. Но не потому, что в Месопотамии больше писали.

Египтяне и греки писали не меньше, но писали они на папирусе, папирусные библиотеки часто горели, а глиняные книги сохранились хорошо. Ни огонь, ни вода не берут их. Страшна лишь выступающая соль, которая медленно съедает текст. Чтобы соль не выступила, таблички нужно правильно хранить и время от времени реставрировать.

По своему составу клинописные тексты весьма разнообразны. В них представлены все жанры, кроме скучного. Хозяйственные документы, законы, контракты, царские надписи, личные письма, литературные тексты (гимны, эпос, плачи, молитвы, заговоры, диалоги-споры, поучения, пословицы и поговорки, загадки), религиозные тексты (ритуалы, предсказания и гороскопы), научные тексты (астрономические тексты, задачи по математике, двуязычные словари, медицинские рецептурники, географическая карта и строительные планы). И написаны они по-разному.

Есть одноязычные надписи, есть двуязычные, а есть гетерографические (это когда написано на одном языке, а читать нужно на другом). Существовала даже шифрованная клинопись, но почему она возникла и отчего потом исчезла – неизвестно.

Жители древней Месопотамии в классический период говорили и писали на двух языках – шумерском и аккадском. Родственников шумерского языка мы, к сожалению, до сих пор не можем обнаружить, поэтому этимология шумерских слов, в основном, неизвестна (исключением являются заимствования в шумерский из других языков). Поскольку мы никогда не слышали звуков шумерской речи и знаем этот язык только по клинописным текстам, до конца не ясен звуковой состав и во многих случаях не ясны фонетические изменения. Однако клинопись позволяет читать и согласные, и гласные звуки, так что звуковой облик слова мы себе все же представляем (хотя и не во всех деталях).

Однако шумерский язык был языком-посредником всех народов Южной Месопотамии. На нем могли говорить и писать все, кто там проживал. Поэтому человек, который говорил и писал по-шумерски, совсем необязательно мог быть шумером. Он мог носить шумерское имя, хорошо знать шумерскую грамоту, но при этом быть человеком совершенно иного этнического происхождения. Достаточно хорошо выявлена морфологическая классификация шумерского языка: он агглютинативный с эргативной конструкцией. Но агглютинация и эргативная конструкция ничего не позволяют выяснить в плане генетической классификации, они не позволяют установить родственников этого языка. В других языках до сих пор не найдены грамматические категории, близкие к категориям шумерского языка.

Слово «шумер» — это обозначение территории, юга Месопотамии. Эти люди сами себя так никогда не называли. На шумерском языке эта территория называлась Кенгир, а по-аккадски она стала называться Шумер. Мы до сих пор не знаем, как произошел переход от шумерского "к" к аккадскому "ш", какие были звенья. Фонетически это очень странный переход. Сами шумеры никогда себя шумерами не называли, они звали себя «черноголовые».

***

Возможно, самым знаменательным в истории Месопотамии является то, что ее начало совпадает с началом мировой истории. Первые письменные документы принадлежат шумерам. Из этого следует, что история в собственном смысле началась в Шумере и, возможно, была создана шумерами— одной из первых цивилизаций в истории человечества.

Всякая культура существует в пространстве и во времени. Первоначальным пространством культуры является место ее возникновения. Здесь находятся все отправные точки развития культуры, к которым относятся географическое положение, особенности рельефа и климата, наличие водных источников, состояние почв, полезные ископаемые, состав флоры и фауны. Из этих основ на протяжении веков и тысячелетий складывается форма данной культуры, то есть специфическое расположение и соотношение ее компонентов. Можно сказать, что каждый народ принимает форму той местности, в которой он длительное время живет.
В Нижней Месопотамии почти нет полезных ископаемых. Серебро нужно было доставлять из Малой Азии, золото и сердолик - с полуострова Индостан, лазурит — из районов нынешнего Афганистана. Парадоксальным образом этот печальный факт сыграл весьма положительную роль в истории культуры: жители Месопотамии постоянно находились в контакте с соседними народами, не зная периодов культурной изоляции и не допуская развития ксенофобии. Культура Месопотамии во все века своего существования была восприимчива к чужим достижениям, и это давало ей постоянный стимул к совершенствованию.
Земледелие в Нижней Месопотамии могло существовать только благодаря искусственному орошению. Воду с илом отводили в специально построенные каналы, чтобы в случае необходимости подавать на поля. Работа на строительстве каналов требовала большого количества людей и их эмоционального сплочения. Поэтому люди здесь научились жить организованно и при необходимости безропотно жертвовать собой. Каждый город возникал и развивался вблизи своего канала, что создало предпосылку для независимого политического развития. До конца III тысячелетия не удавалось сформировать общегосударственную идеологию, поскольку каждый город был отдельным государством со своей космогонией, календарем и особенностями пантеона. Объединение происходило только во время тяжелых бедствий или для решения важных политических задач, когда требовалось избрать военного вождя и представители различных городов собирались в культовом центре Двуречья — городе Ниппуре.



Сознание человека, живущего земледелием и скотоводством, было ориентировано прагматически и магически. Все интеллектуальные усилия направлялись на учет имущества, на изыскание возможности приращения этого имущества, на совершенствование орудий труда и навыков работы с ними. Мир человеческих чувств того времени был куда богаче: человек ощущал свою связь с окружающей природой, с миром небесных явлений, с умершими предками и родственниками. Однако все эти чувства были подчинены его повседневной жизни и работе. И природа, и небо, и предки должны были помогать человеку получать высокий урожай, производить на свет как можно больше детей, пасти скот и стимулировать его плодовитость, продвигаться вверх по общественной лестнице. Для этого нужно было делиться с ними зерном и скотом, восхвалять их в гимнах и влиять на них с помощью различных магических действий.


Для шумеров имела большой смысл символика направлений, связанная с положением тела и рук. Прямой путь (си-са) связывался с равенством и справедливостью, правая сторона (зад) олицетворяла праведность и богобоязненность. Что же касается левой стороны, то какие-либо упоминания о ее нечистоте (в связи с нечистотой левой руки) в литературе отсутствуют. Восток для шумеров ассоциировался со страной Аратта – известной из эпоса Страной кедров, на которую ходили войной шумерские цари с целью добычи строительного леса. В Аратте (предположительно древняя Хараппа) работали замечательные мастера, с которыми шумеры любили соревноваться в различных искусствах, в том числе и в искусстве магии. В этой земле можно было даже получить вечную жизнь, отняв у хранителя кедрового леса семь «лучей сияния». Таким образом, на востоке находилось все лучшее и заветное, бывшее для шумеров недостижимым идеалом. Запад (Сирийская пустыня) воспринимался как место, откуда постоянно исходит опасность. Непрерывные набеги кочевых скотоводов на поля и пастбища шумеров подтверждают реалистичность этих представлений. Северное направление (Ассирия, Аккад) в раннешумерских источниках не выделяется, но после Аккадской династии север начинают ассоциировать с царями Аккада как носителями государственности и военной мощи. Юг стабильно связан с торговлей, шедшей по Персидскому заливу, и прославлен в ряде гимнов как место приращения богатств страны. Кроме того, на юге находится священный остров Дильмун (совр. Бахрейн), на котором в одном из мифов боги создают жизнь. На Дильмуне после потопа поселяют праведника, которому затем дается бессмертие. Поэтому отношение шумеров к югу и южным землям было в высшей степени благожелательным.

Шумеры видели в своей общинной религии прежде всего начало возвышенное, упорядоченное и светоносное. Об этом говорит написание слова «бог» -- знак, обозначающий одновременно небо, звезду и властителя небесных звезд Ана. В божестве важна не сила (как у семитов) и не способность наделять мир различными благами (как у индоиранцев), а удаленность от суеты здешней жизни, ясный свет, испускаемый с небес на землю, и обладание наглядно воспроизводимыми законами, которым должно подчиняться все мироздание. Таково специфически шумерское понимание божества, нигде более на древнем Ближнем Востоке не встречающееся.

*

Климат Двуречья сухой и жаркий, летом не выпадает ни капли дождя. В пятидесятиградусный зной почва трескается и бурые куски земли становятся твердыми, как камень. В бескрайней долине по течению двух рек нет ни одного деревца, под которым разморенный жарой путник мог бы спрятать свою голову. Почему так сильно печет Солнце летом? Почему так жестоко жгут его лучи? Эти вопросы задавали ранние шумеры и аккады, эламиты и жители Вавилона.
Но вот проходит время. С неба непрерывно льются потоки дождя, а с севера, где высятся громады гор, устремляются воды от таяния снегов. Несут две реки свои мутные волны, заливают нивы шумеров, угрожают их домам. И снова вопросы — откуда берется вода, падающая с небес и наполняющая реки, которые со страшным рокотом несут свои пенные гребни?
Шумеры находили ответы на все эти вопросы, считая, что в мире властвуют три бога: Ан — бог неба, Энлиль — бог Земли и Энки — бог воды. Рядом с ними позднее появилась Инанна — богиня земледелия, плодородия и деторождения, а также боги Солнца и Луны, которым вавилоняне дали имена Шамаш и Син.

Нанна - Син, бог Луны, сидящий на троне ; оттиск с древней цилиндрической печати



Языческие божества шумеров вырастали из родового тотема. Антропоморфизировавшись, вавилонские боги продолжали сохранять черты своего происхождения. Каждое божество имело свое священное животное, свой символ, выросший из первобытного фетиша. Сохранилось также свойственное тотемизму и фетишизму грубо материалистическое восприятие божества — идолопоклонство. Для язычников, в том числе и для вавилонян, бог представлялся не бесплотным иррациональным духом, а в виде реального предмета — идола, истукана из дерева, камня или металла. Идол наделялся всеми качествами, какие, по мнению язычников, надлежало иметь богу, созданному по образу и подобию чтивших его людей. Его надо было кормить, поить, одевать, развлекать. Ему требовались жилье, женщины и мальчики. Его можно было разгневать и умилостивить, обмануть и обокрасть. С ним можно было поторговаться. Языческий бог требовал жертвоприношений плодами земли, скотом, вещами, драгоценностями, а в седой древности и людьми.

Языческий храм, в отличие от христианской церкви, мусульманской мечети или еврейской синагоги, был не местом молитвенных собраний верующих, а жилищем бога, «домом божьим» (по-вавилонски bit-ili). В облике истукана бог стоял в святая святых храма, и доступ к нему имел только узкий круг лиц, именовавшихся «входящими в дом» (erib-biti).

Языческий бог носил локальный характер. Он был тесно связан с определенным коллективом и чтился только в этом коллективе. Он мог погибнуть вместе со своим коллективом, но мог попасть и в плен. Один такой случай нам уже известен. Вавилонский бог Бэл-Мардук пробыл в ассирийском плену 21 год, с 689 по 668 г., и все это время вавилонского государства не существовало.
Город, поселение гражданского коллектива, возник в итоге многократных объединений и сселений в одно место целого ряда мелких, первоначально родоплеменных, общин. Каждая из них имела своего бога и переселялась в город вместе с ним. Так создавался городской пантеон. По мере политического объединения страны и этнической консолидации ее населения пантеон разрастался и усложнялся. Появлялся верховный бог в каждом городе и верховный бог всего народа. Политеизм (т.е. многобожие) — характерная черта всех языческих религий.

Забегая немного вперед....

Боги-демиурги Шумера — силы, обладающие определенным характером и возможностями.

Ан (Ану) (an; Akkadian: a-nu, a-num, an-nu, 60) — старейшина богов, существовавший еще до отделения Неба от Земли. Возглавлял сонм богов. Он никогда не изображается действующим, но всегда советующим. По праву старшинства он управляет Собранием богов, но его голос в нем практически не слышен. Именно Ан является хранителем священных ME, которые после сотворения мира он передаст силам земли и подземных вод. 


«ME»— в шумерской мифологии — таинственные и могущественные божественные силы. Считалось, что эти силы управляют ходом развития мира, всеми божественными и земными институтами. Силами «мэ» могли обладать как боги, так и их храмы и даже целые города. При этом «мэ» могли покидать их обладателя, воплощаться в предметном виде, сохраняя при этом свои свойства. В религиозно-этической системе шумеров «мэ» играли очень большую роль.
Основной источник нашей информации о  «ME» – это миф «Инанна и Энки: передача искусства цивилизации от Эриду Эреху». Автор стихов делит цивилизацию, как он ее знает, на более чем сто элементов, каждый из которых нуждается в ме, чтобы начать действие и поддерживать его. Он перечисляет сто с лишним ме четырежды на протяжении мифа. Но, несмотря на эти повторы, только шестьдесят с небольшим распознаны, а некоторые из распознанных – отдельные слова, которые вне контекста дают лишь смутное представление об их истинном значении. Тем не менее многое остается, чтобы выявить характер и важность этих первых письменных попыток для анализа культуры, результатом которого становится внушительный перечень того, что сейчас принято обозначать термином характерные черты и комплексы культуры. Ниже приведен список распознанной части перечня точно в том порядке, в котором он дан древним шумерским писателем:


1) наделение правами, обладание властью эн, «энство»; 2) праведность; 3) священная и постоянная корона; 4) царский престол; 5) священный (почитаемый) скипетр; 6) знаки царского достоинства; 7) царская гробница; 8) пастушество; 9) царская власть; 10) долгосрочный титул (звание) знатной дамы; 11) жреч. ин-т жрица; 12) жреч ин-т ишиб; 13) жреч ин-т лумах; 14) жреч. ин-т гуда; 15) правда; 16) схождение в нижний мир; 17) восхождение из нижнего мира; 18) (евнух) кургарра; 19) (евнух) гирбадарра; 20) (евнух) сагурсаг; 21) (военный) штандарт; 22) потоп; 23) оружие (?); 24) совокупление; 25) проституция; 26) закон (?); 27) клевета (?); 28) искусство; 29) культовая зала; 30) «раб божий», прислужник в храме; 31) (музыкальный инструмент) гусилим; 32) музыка; 33) старшинство; 34) героизм; 35) власть; 36) вражда; 37) прямота, бесхитростность; 38) разрушение городов; 39) оплакивание; 40) слияние сердец; 41) лживость; 42) искусство обработки металла; 47) письмо; 48) кузнечное дело; 49) кожевенное ремесло; 50) ремесло строителя; 51) ремесло плетения корзин; 52) мудрость; 53) внимание; 54) святое очищение; 55) страх; 56) ужас, устрашение; 57) ссора; 58) мир; 59) усталость; 60) победа; 61) совет; 62) тяжелое сердце; 63) правосудие, суд; 64) решение; 65) (музыкальный инструмент) лилис; 66) (музыкальный инструмент) уб; 67) (музыкальный инструмент) мези; 68) (музыкальный инструмент) ала.

Ану никогда не спускался на землю и не имел дел с людьми, а пребывал на небесах и занимался судьбами вселенной. Ану, почти не упоминается как главный персонаж мифа. Он скорее является символом высшей власти. 

Ану был первоначально неотъемлемо связан с богиней земли Ки, от которой породил бога воздуха Энлиля, отделившего небо от земли. Нередко он враждебен людям (по просьбе Иштар наслал на Урук небесного быка, требовал смерти героя Гильгамеша), но чаще пассивен и бездеятелен.В отце семейства, в правителе государства - жители Месопотамии узнавали черты Ану. Как царь и верховный правитель, он был прототипом всех правителей. Ему принадлежали регалии, воплощавшие сущность царской власти: скипетр, корона, головная повязка и посох пастуха.
Символом Ану была "рогатая тиара", чьи изображения сохранились на древних вавилонских пограничных камнях кудурру. 

Боги Ану (слева) и Энлиль



Этот головной убор вообще сопровождает все месопотамские божества. Энлиль


Энлиль (Эллиль) (en-líl, 50, nu-nam-nir) (чье имя переводится как «владыка Ветер» или «господин Дуновение») — божество со множеством функций, сводящихся к одному смысловому ядру. Он повелитель воздуха и ветра, властитель мира, расположенного между небом и землей; он второй глава Собрания богов, утверждающий царя на престоле; он господин чужих стран; он предводитель всех внешних сил местности, старающихся выгнать из своих владений человека; он устроитель гибельного потопа. В первоначальном своем виде Энлиль может быть понят как бог местности, противостоящей человеческому коллективу в работе по ее обживанию. Однако впоследствии он понимался только как бог-покровитель царской власти, карающий царя за пренебрежение к древним праздникам и постоянным жертвам. В качестве карающей руки Энлиля в этом случае выступали враждебные Шумеру горные племена, захватывавшие власть в стране. Энлиль — покровитель естественных законов, и прежде всего законов биологического возраста, старения и смерти. Он устраивает потоп потому, что вечная жизнь шумерских городов была бы противоестественной. Он поощряет борьбу соперников и победу сильнейшего из них. Именно в Ниппуре — городе Энлиля — существовал эталонный для Шумера календарь, предписывающий строго определенные действия в определенный месяц года, когда на небе восходит соответствующее созвездие.

Энки (Эа) (Enki: EN.KI-GA.KAM; 40; 60; EN.KI; IDIM, nu-dím-mud, nin-ši-kù, Ea: dé-a) -- «господин земли» или Эа — сила, во многом противоположная Энлилю. Это прежде всего повелитель пресных и подземных вод; это создатель и покровитель человечества; это умелец, искусник и маг, обучающий своим хитрым искусствам младших богов, с тем чтобы они передали его премудрость людям. Позднее Энки станет покровителем шумерских школ и писцового ремесла, хотя главная роль в управлении образованием достанется второстепенной богине Нисабе. Энки любит преодолевать естественный закон — именно его своевременный совет спасает семью праведника от потопа. Энки лечит больного, восстанавливает чистоту оскверненного, покровительствует любой попытке изменить предопределение и исправить естественное положение дел.


Он олицетворяет собой человеческий коллектив, пытающийся изменить первоначальные условия своего обитания, подчинить себе природу и закрепить в традиции навыки технологии и творчества. Энки не очень любим по понятной причине: он умеет преодолевать мировой порядок. К нему обращаются только в час серьезной опасности, угрожающей коллективу или отдельному человеку. В мирные дни Энки едва ли удостаивается жертв, редки и святилища, ему посвященные.

Энки, Уту и Инанна. Оттиск печати аккадского времени. Вторая половина III тысячелетия до н.э. Британский музей




Бэл, Бел – обозначение верховного бога. Применялось по отношению к Энлилю, одному из троицы космических богов (Ану, Энлиль, Эа), а позднее являлось обозначением Мардука, бога города Вавилона. Культ Бэла (в клинообразных надписях — Билу) был перенесен в Финикию, где он получил имя Ваал или Баал и, как «владыка» богов, соответствовал главному небесному светилу — солнцу, источнику всякой жизни на земле. Греческая форма имени вавилонского божества — Вил или Бел; неканоническая часть библейской книги пророка Даниила с этим именем связывает рассказ «Разрушение Бела», характеризующий суеверие вавилонян.

Когда позже, в XIX в. до н.э., образовалось государство с центром в городе Вавилоне, религиозные верования шумеров были почти полностью восприняты вавилонянами. В эпоху Аккада произошло слияние шумерских и семитских божеств, выполнявших одинаковую функцию в пантеонах. Инанна срослась с семитской богиней любви и войны Иштар, Энки — с богом воды и жизни Хайей (в клинописи Эа), бог ветра и дождя Ишкур соединился с Хададом (в аккадском произнесении Адад) и т. д.

Аккадские цари, начиная с Саргона, стремились к породнению божеств и людей двух народов. С этой целью, например, Саргон назначил своих дочерей на должности верховных жриц главных храмов Шумера. В это же время появились и два нововведения в области религии: Инанна-Иштар была провозглашена верховной покровительницей правящей династии, а один из царей, Нарам-Суэн, был произведен в достоинство бога. Все эти факты свидетельствуют о попытках семитской династии унифицировать не только пантеон, но и жизнь в государстве, устроив ее по модели «одна верховная богиня — один пантеон — один царь». В эпоху III династии Ура жесткому учету и ранжированию подверглись не только люди, но и боги. Во главе ниппурского Собрания был поставлен Энлиль, по обе руки от него — Ан и Энки. Ниже шли семь или девять богов, называемых Ануннаками (впоследствии судьи людей в загробном мире). У подножия этой лестницы размещалось несколько сотен остальных богов. Каждый город имел своего бога-покровителя с женой, сыновьями и богами-слугами. Все божества шумерского пантеона в это время являются и шумерскими, и семитскими. 

Разница уже не ощущается — даже всемогущий Энлиль может теперь почитаться под именем семитского Бела (в переводе «господин, владыка»). За всеми богами строго закреплено родословие, которое упоминается в посвящаемых им гимнах. Кроме того, в числе богов отныне пребывают и урские цари. Наряду с царским у них есть и божественное родословие: так, царь Шульги состоял в родстве с полубогом-получеловеком — лугалем Урука Гильгамешем — и называл себя его братом. Сохранились культовые гимны в честь царей Ура; найдена также интересная культовая поэма, описывающая уход Ур-Намму в загробный мир, где он одаряет подношениями знатных жителей преисподней. Специальных храмов царям не строили, но строили святилища или притворы в больших храмах, где им или их статуям приносились жертвы, как и их умершим предкам. При III династии Ура — кажется, в первый и последний раз в истории Месопотамии — над могилами царей возводились мавзолеи.

Примерно так выглядел Ур – один из древнейших шумерских городов-государств древнего южного Междуречья (Месопотамии), существовал с IV тысячелетия до IV века до н. э. :


Шумерский пантеон развивался от множественности и смешанности общинных богов через унификацию и синкретизм аккадского времени к синтезу многого и единого, предпринятому при III династии Ура. Говоря о развитии пантеона, неизменно следует помнить, что владычество шумерских богов простиралось не только на пространство, но и на время. Боги активно жили, сменяя друг друга на круге календарного года, требуя к себе особого внимания и жертв.
Также нужно знать, что единство шумерской мифологии условно: каждый город-государство имел свой пантеон, собственную генеалогию важнейших богов и местные варианты мифов.

Символы божеств с межевого пограничнного камня одного касситского царя Вавилона (Мардук-апла-иддин I) : 1 — Син, 2 — Иштар, 3 — Шамаш, 4 — Ану, 5 — Энлиль, 6 — Эа, 7 — Нинкарраг (Гула), 8 — Ишхара, 9 — Нергал, 10 — Забаба, 11 — Набу, 12 — Нинурта, 13 — Нуску, 14 — Адад, 15 — Мардук, 16 — Бау, 17 — Шукамуна (касситское божество), 18 — Иштаран.



Весной, во время разлива рек и накануне первого равноденствия, шумеры встречали Новый год. В первые дни года разыгрывалась ритуальная битва между молодым богом Нинуртой и силами зла, которыми руководил демон Асаг. В конце битвы Нинурта побеждал, убивал своего противника и создавал из частей его тела новый мир. После этого торжественно проходила интронизация царя.
Нужно отметить, что у первобытных народов мы встречаем обычай убивать старого царя и ставить на его место юного и сильного. Вероятно, и сам сюжет мифа о борьбе героя с чудовищем отражает архаичный обряд поединка молодого царя со старым. Однако в шумерских (и позднее в вавилонских) текстах речь идет только об обновлении силы царствующего правителя. В следующем месяце года проводился обряд священного брака, который должен был магически воздействовать на плодородие земли, скота и людей в течение года. Священный брак проходил в каждом шумерском городе и воспринимался как брак пары городских божеств. Особенно часты упоминания о браке бога весны Думузи и богини любви Инанны, проходившем в городе Уруке. На самом же деле в роли бога выступал правитель города, бывший верховным жрецом главного городского храма, а богиню представляла одна из храмовых жриц. Ребенок, родившийся от священного брака, имел высокий общественный статус и мог называть своими родителями самих богов (таким ребенком был, например, правитель города Лагаша Гудеа, называвший своей матерью богиню Гатумдуг).  Летом, в канун солнцестояния, проходил праздник проводов Думузи в подземный мир, сопровождавшийся плачами и его символическими похоронами. В июле—августе отмечались подвиги шумерского царя-героя Гильгамеша. В городских кварталах при свете факелов проходили спортивные состязания, посвященные этому любимцу месопотамской словесности. Осенние праздники были посвящены почитанию богов подземного мира. Они сопровождались жертвоприношениями и возлияниями судьям мира мертвых Ануннакам. Зимнее солнцестояние отмечалось как праздник выхода предков из подземного мира, причем под предками понимались правители шумерских городов. Для них в здании народного собрания ставили троны, их приглашали отведать различных жертвенных яств. В общем и целом, сакральное время Ниппурского календаря отмечало вехи равноденствий и солнцестояний, уделяя меньше внимания остальным периодам года. Календари других шумерских городов отмечали либо время полевых работ, либо время местных праздников, не до конца еще понятных и изученных.

Экономическую основу древнего Вавилона составляло землевладение. Понятия «гражданин» и «землевладелец» были неотделимы друг от друга. Город не мыслился без сельскохозяйственной территории, составлявшей собственность гражданского коллектива. Город обладал политическим самоуправлением и являлся в то же время государством. Как правило, он был окружен стенами и имел храм божества, которое было воплощением единства гражданского коллектива и его государственности, палладием города. Стоит заметить, что представители «высшего сословиея» обладали поистине огромными богатствами и вели активную торговлю с разными областями мира: доарийской Индией (золото), территорией нынешнего Афганистана (лазурит), полуостровом Оман (медь). Богатства доставлялись храмовыми торговыми посредниками или их подручными, снаряжавшими либо тро-стниковые ладьи, либо караваны ослов. Несметное их богатство способствовало их политическому влиянию как в своем городе, так и за его пределами.

Стоит заметить, что судебные заседания у шумеров имели состязательный характер: истец и ответчик в присутствии судей должны были доказать свою правоту. Если истину невозможно было установить на суде, прибегали к испытанию ответчика, проходившему в двух основных формах: либо его погружали в реку, и если бог реки «отпускал» его — освобождали; либо заставляли клясться перед статуей бога в храме, и это уж было самым серьезным испытанием. Все жители Шумера, безусловно, были люди верующие и знали, что за ложную клятву их постигнет кара божия. Если ответчик клялся в своей невиновности именем бога — сомнений в его невиновности быть не могло. Если же отказывался — тем более не возникало сомнений в его преступлении.

Главой уже вавилонского пантеона считался царь богов Бэл-Мардук, владыка Вавилона. Его священным животным был знаменитый Дракон Вавилона,- его небесным светилом — планета Юпитер. Культ бога Мардука вырос вместе с Вавилоном. Когда Вавилон возглавил страну, вавилонский бог Мардук был отождествлен с уже упомянутым древним шумерийским верховным богом Энлилем (по-вавилонски Эллиль, или Бэл — «Господь»), богом воздуха, который чтился в Ниппуре, где находился его храм Экур («Дом горы»). Так возникло двойное имя вавилонского бога — Бэл-Мардук («Господь Мардук»).

Связанное с богами и небесными телами число семь (как и число три) было в Древнем Вавилоне священным; его особое положение отразилось в библии и сохранилось до наших времен. Не исключено, что именно от тех времен и тех семи богов происходит современная семидневная неделя.

Вавилоняне строили свои храмы либо трехэтажными, посвящая их Ану, Энлиль и Эа, либо семиэтажными, посвященными астральным богам (Солнцу, Луне и пяти планетам).  Эти огромные сооружения, называемые «зиккуратами», были обсерваториями древних вавилонских астрономов.


_______________________________

Уточнение :

Шумерская цивилизация по характеру была преимущественно городской, хотя и основывалась скорее на сельском хозяйстве, нежели на промышленности. Страна Шумер в 3-м тысячелетии до н. э. состояла из дюжины городов-государств, в каждом из которых был обнесенный высокой стеной город, окруженный прилегающими деревнями и поселениями. Отличительной особенностью каждого города был главный храм, расположенный на высокой террасе, постепенно перерастающей в массивную башню с уступами, зиккурат, самый характерный шумерский вклад в культовую архитектуру. Храм обычно состоял из центрального прямоугольного святилища, или келлария, окруженного по всем четырем длинным сторонам рядом комнат для нужд священников. В келларии была ниша для статуи бога, перед которой помещался стол для подношений, сделанный из кирпича-сырца. Храм строился в основном из сырца, и, поскольку этот материал был непривлекателен ни цветом, ни структурой, шумерские архитекторы украшали стены при помощи регулярно расположенных выступов и углублений. Они также ввели колонны и полуколонны из сырца и покрывали их узорами из зигзагов, ромбов и треугольников, созданных из тысяч окрашенных глиняных конусов, вмурованных в толстую штукатурку из сырой глины. Иногда внутренние стены святилища украшались фресками с изображениями фигурок человека и животных, а также целым набором геометрических мотивов.
Храм был самым большим, высоким и самым главным зданием города, в соответствии с теорией, принятой религиозными шумерскими лидерами и восходившей, несомненно, к древнейшим временам, когда весь город принадлежал его главному божеству, которому приписывалось его создание в дни сотворения мира. Реально, однако, храмовое сообщество владело только частью земли, которую сдавало в аренду испольщикам. Остальная часть земли была частной собственностью отдельных граждан.
_______________________________

Храм-зиккурат в г. Ашшур, построенный в XI в. до н. э. и посвященный богам Ану и Адад (реконструкция) :


Не следует забывать, что религия — это форма общественного сознания. Она определяла мировоззрение древних народов, отвечая в те времена на вопросы, касающиеся строения и происхождения Вселенной, — вопросы космологии, над которыми и сейчас усиленно работают современные астрономы. Фантастическое преломление внешнего мира в сознании людей в полной мере касалось и небесных тел, превращая их в божества.

Если исключить математику, то, очевидно, что вся шумеро-вавилонско-халдейская наука содержала в себе немалую долю суеверий. Воля богов была на первом месте, и считалось, что каждый шаг и действие человека определялись их благорасположением или недоброжелательностью. Отдельно взятые божества отождествлялись с небесными телами, и поэтому вавилонские, а еще более халдейские жрецы достигли больших успехов в астрономии. Астрономические наблюдения во многом служили одной цели –  узнать волю богов. Согласно религиозным верованиям тех времен, каждый день жизни человека и его судьба зависели от расположения Солнца, Луны и Венеры (в первую очередь) среди звезд.
Зародившаяся именно в Древнем Вавилоне вера в небесное предначертание человеческих судеб, в плохое или хорошее взаимное расположение небесных тел постепенно превратилась в учение –
астрологию.
Ссылаясь на волю небесных тел – богов, вавилонские жрецы-оракулы религиозной мистикой и соответствующими культовыми обрядами держали народ в подчинении. Веря им, простые люди были убеждены, что их жизнь полностью зависит от чужой воли, познание которой доступно только жрецам на вершинах зиккуратов. Разные народы неодинаково отвечали на вопрос о происхождении света. Вавилонские жрецы, использовав шумерские мифы, «подправили» их с учетом своих целей. В мифе о сотворении мира «Энума элиш» в вавилонском варианте ясно просматриваются две линии: религиозная – человек создан богами, чтобы служить им, и политическая – Мардук, бог Вавилона, есть глава всех богов и, следовательно, Вавилон – это самый главный город Двуречья.

Название космогонической вавилонской поэмы «Энума элиш» (или в переводе — «Когда там наверху...») содержит первые слова из начала:

«Когда там наверху небо еще не было названо
И земля внизу также оставалась безымянной...».
Слово «безымянный» означало нечто несуществующее, т. е. вавилоняне считали, что если у какого-либо предмета нет названия, то он не существует в природе.

В поэме описывается, что вначале существовали только хаос — Муму, вода — Тиамат и первосоздатель всего — Апсу. Затем появились все остальные боги, которые тут же замыслили навести порядок. Прародители противились, и молодые боги решили убить старых. Бог подземных вод Эа убил Апсу и обезвредил Муму. Осталась страшная Тиамат, которая решила отомстить за содеянное с помощью одиннадцати созданных ею чудовищ — скорпионов, рыб и острозубых змей, в телах которых вместо крови тек яд.

Никто из молодых богов не рискнул противиться Тиамат. Только один Мардук, бог Вавилона, решился на сражение, но при этом заявил своим братьям и сестрам:

«Если я стану вашим отомстителем
И спасу ваши жизни, победив Тиамат,
Вы, собравшись вместе, меня возвеличьте.
И тогда я стану вершителем судеб,
Неизменными будут мои решения
И священными будут законы из моих уст».

Собрались боги на пир, опьянели от вина и объявили Мардука не только своим предводителем, но и законодателем:

«Мардук, ты самый славный из всех великих богов,
Твой жребий несравним ни с чем, твое слово свято».
Дали Мардуку скипетр, трон и непобедимое оружие, с которым вышел он против Тиамат и ее страшной свиты.

Одна из глиняных табличек, на которой нанесен этот текст,  Британский музей :



Легенда описывает, как Мардук готовился к кровавой битве. Сотворил он злой «северный ветер», «сильную бурю», «черный ураган» и «стремительный вихрь», окружил колесницу духами — «губительным», «беспощадным», «летящим» и «топящим». Сложил Мардук стрелы лука в колчан, облачился в одежду Ужаса и ринулся в бой .

В сказании подробно описывается битва, в которой Тиамат и ее помощники были побеждены. Однако после сражения Мардук задумал неслыханное:

«Отдохнул господин и рассмотрел тело побежденной,
Рассек его и начал великое дело.
Получились две части, как из сушеной рыбы,
Одну половину поставил в виде неба...».

Бой бога Мардука с Тиамат :


Другая половина предназначалась для Земли. Затем мудрый Мардук создал убежище для богов, разделил небо на созвездия, установил путь для каждой звезды и планеты, чтобы они не блуждали сами по себе. Потом он разделил год на четыре погодных сезона и на 12 месяцев. По завершении небесных деяний пришел черед сотворения Земли, растений, животных и, наконец, человека.

«Я хочу создать кровь и сделать кости,
Чтобы родилось человеческое существо.
Я обязательно сотворю человека, который
Возьмет на себя труд богов,
Чтобы они смогли отдохнуть».

Умный Эа посоветовал Мардуку убить чудовище Кингу, которое сопровождало Тиамат в битве, чтобы из его крови и костей сделать человека.

«От его крови появились люди;
На них легло божественное бремя,
И боги освободились от труда».

По-видимому, такую форму миф о сотворении мира приобрел значительно позже правления царя Хаммурапи (первая половина XVIII в. до н.э.), который объединил мелкие государства Двуречья под властью Вавилона. В результате сравнительно небольшой город превратился в политический, культурный и экономический центр всей Передней Азии, а местный бог Мардук стал главным богом Двуречья. И только с наступлением эпохи ассирийского владычества эту роль стали отводить ассирийскому богу Ашшуру.


Богиня Иштар - Инанна создает времена года

Нисхождение Иштар

Текст сохранился в двух версиях — фрагмент Ашшура (XI век до нашей эры) и из библиотеки Ашшурбанапала (VII век до нашей эры.). Сюжет поэмы тесно связан с более ранним шумерским мифом «Нисхождение Инанны».  
Иштар спускается в нижний мир и требует, чтобы привратник открыл ей ворота. В противном случае она грозится разломать дверь и поднять мертвых. Сторож просит гостью подождать и бежит докладывать царице Эрешкигаль, что пришла ее сестра. Эрешкигаль при этом известии впадает в ярость, но затем велит впустить Иштар и поступить с ней согласно древним законам. Страж проводит богиню через семь врат подземного мира и в каждых воротах снимает с нее какое-нибудь украшение (амулеты, имеющие магическую силу).

Когда нагая и безоружная Иштар предстала перед сестрой, та приказала темному демону Намтару закрыть ее во дворце и наслать на богиню 60 болезней. Между тем на земле с уходом Иштар жизнь замерла, все живое перестало размножаться. Посол богов Пасуккаль сообщает об этом Эа. Премудрый бог создает евнуха Аснамира и отправляет его с посланием в царство мертвых. Эрешкигаль разъярилась, увидев Аснамира, но отказать ему почему-то не смогла. Она приказывает Намтару оживить сестру с помощью живой воды и напоминает, что по законам нижнего мира при выходе из преисподней Иштар обязана предоставить себе замену. Иштар проходит через семь ворот, где ей возвращают отобранные ранее вещи. Конец мифа не совсем ясен. Скорее всего, по аналогии с шумерским сказанием заменой Иштар в стране без возврата становится ее возлюбленный Таммуз (в шумерской мифологии Думузи).


Есть и другая версия возрождения Инанны. На помощь ей все так же приходит бог Энки. Взяв грязь из-под ногтей, он создал двух бесполых демонов — малого плакальщика и шута, которые могли облегчить боли Эрешкигаль, страдающей от родовых мук (с уходом богини любви и плодородия прекратились роды на земле). В благодарность демоны просят оживить Инанну. Эрешкигаль соглашается, и богиня возрождается. Однако Инанна не могла уйти из «Страны без возврата» без замены. Она должна была найти кого-то на земле вместо себя. Вернувшись домой, Инанна была поражена тем, что ее муж Думузи не только не скорбит по поводу ее смерти, а наслаждается жизнью в полной мере. Инанна избрала его своим заместителем в подземном мире. Думузи пытался скрыться, но демоны, сопровождавшие Инанну на пути домой, схватили его. Гештинанна, сестра Думузи, решила разделить судьбу брата. Каждые полгода Гештинанна занимала место Думузи. Когда Думузи воссоединялся с Инанной, на земле наступала весна. В древнем Шумере раз в год проходила торжественная церемония, во время которой правитель каждого города олицетворял собой Думузи, а главная служительница культа исполняла роль Инанны. Считалось, что ритуал священного брака, в котором царственная чета принимала участие, обеспечивал стране плодородие и богатство.

По другой версии Таммуз - бог растительного царства был заключен Эрешкигаль в подземное царство. Иштар стремится найти «живую воду», которая хранится в подземном царстве, чтобы вернуть жизнь любимому. В итоге, Таммуз освобожден, но с одним условием богини Эрешкигаль – некоторую часть года он должен проводить в ее царстве.
Миф очень схож с древнегреческим, где роль Таммуза исполняет Персефона, дочь Деметры, а на роль Эрешкигаль претендует Гадес.

Думузи (имя переводится «истинный сын», но его значение неясно) — божество весенних процессов вегетации и покровитель скотоводов (поощряет размножение скота). Т. Якобсен, посвятивший Думузи большое исследование, указывает на его роль бога плодоносящей финиковой пальмы. Известны и многочисленные тексты о браке между Инанной и Думузи, также совершающемся весной. В канун летнего солнцестояния Думузи уходит в подземный мир, передавая земле свою плодоносную силу.

Также в этом вавилонском мифе нетрудно усмотреть аналогию с египетским мифом о спасении Осириса Исидой. В обоих случаях после исчезновения бога плодородия бескрайняя печаль охватывает все живое, а после возвращения бога все возрождается и снова тянется к жизни. Так в художественной форме отражались перемены в природе, но конкретная форма и содержание легенд зависели от среды обитания. В Древнем Египте и Вавилоне наряду с Солнцем почитались боги воды, поскольку здесь жизнь поддерживали великие реки — Нил, Тигр и Евфрат.

Другие условия были, например, у хеттов, основавших еще до 2-го тысячелетия до н.э. свое государство на Анатолийском плоскогорье. Здесь земледелие всецело зависело от необузданных проявлений природной стихии, таких, как бури и дожди. Конечно, и здесь наше светило почиталось как божество и было частым персонажем мифологических сюжетов. Особое значение для хеттов имел также бог бури, который, как считалось, давал благотворную влагу, необходимую для орошения и богатого урожая. Соответствующим «исчезающим» персонажем в хеттских мифах был бог Телепину, сын бога бурь, — «пахарь, сеятель, причина роста всего живого». Согласно одной из трех дошедших до нас легенд, однажды Телепину разгневался и исчез, что привело к неисчислимым бедствиям:

«Перестали расти пшеница и ячмень... Опустели горы, засохли деревья, не показывались новые ростки. Иссякли родники, опустели луга. В стране наступил голод, умирали люди и боги».

Наряду с рассказом об исчезновении Телепину в хеттской мифологии существовала легенда об исчезновении Солнца, отражающая смену дня и ночи. В ней описывается, как Великое море поглотило Солнце; на землю опустился мрак и воцарилось зло. Герой Телепину вернул Солнце обратно на землю.

Сходство мифов хеттов, народов Двуречья и Египта свидетельствует и о преемственности культуры. Историкам известно, что хетты пользовались клинописью Древней Месопотамии.

Глиняная табличка с историей нисхождения Иштар; Британский музей :



Стоит обратить внимание на то, что размышляя о мире и человеке, шумеры нигде не обмолвились о специфике женской судьбы. Культы многочисленных женских божеств — от богинь-матерей (Нинхурсаг, Дингирмах, Нинмах) до богинь-воительниц (Инанна, Ишхара) — были необходимы или для умножения патриархального рода, или для утверждения мужской воинской доблести. В литературных текстах богиня-женщина предстает агрессивным и капризным существом, готовым даже проклясть своего мужа и навлечь на него различные болезни. В клинописи перед мужским именем ставится показатель «человек», который мы никогда не увидим у женского имени. А наличие двух шумерских языков — с «мужской» и «женской» фонетикой — вполне убедительно доказывает, что для шумерского мужчины женщина была иным существом, чем он сам. Потому мы и не встретим в шумерской культуре ни женских монологов (если это не богиня), ни мужских размышлений об особенностях женской судьбы.

Современный оттиск с древнего цилиндра из гроссуляра с изображением Иштар в образе война. Воинственный аспект Иштар особенно почитался ассирийцами;720 -700 г. до.н.э; Британский музей :



Научные прозрения

Говорить о шумерской науке нельзя по нескольким причинам. Во-первых, история шумеров пришлась на время материально-практического освоения мира, когда важнее всего были разработка технологии при изготовлении изделия и закрепление навыка при освоении земли. Все, что не касалось насущного и повседневного, накапливалось в ощущениях, наблюдениях и интуитивных догадках, развивать которые пришлось уже другим народам. Во-вторых, шумерские тексты не содержат ни элементов абстрактного анализа, ни строгих формальных разработок — напротив, они предельно синтетичны, насыщены образами, полны ассоциаций. Из этого следует, что по самому своему складу шумеры тяготели скорее к искусству, чем к науке. В-третьих, шумерские тексты научного содержания начали составлять очень поздно, только к эпохе III династии Ура. Поэтому вполне возможно, что большей частью шумерские научные прозрения до нас и не дошли. Но из того, что сохранилось и было развито впоследствии вавилонянами, можно сделать осторожный вывод относительно специализации шумеров в науке. Основные их прозрения касаются наблюдательной астрономии, прикладной математики, траволечения и историографии. Весьма значителен также вклад шумеров в педагогику и методологию образования.
В клинописных текстах встречается несколько систем исчисления. Древнейшая из них связана с шумерскими числительными. Шумерский язык различал счет пальцев на правой и на левой руке: после числа 5 открывался как бы следующий счет, заключавшийся в прибавлении к 5 других чисел (6=5+1, 7=5+2). Однако письмо исходило из двухручного десятичного счета, и числа от 1 до 9 изо-бражались соответствующим числом палочек, позд¬нее превратившихся в клинообразные углубления. Из десятков собственные наименования имели только два — 10 и 20. С шестого десятка, как и с шестой единицы, начинался новый счет. Десятки обозначались кружками, которые в развитой клинописи превратились в углышки, причем с шестого можно было снова записывать счет палочками. Десятки после 60 обозначались сложением 60 и какого-либо другого десятка, поэтому особого названия для сотни не существовало. Не фигурировала сотня и в счете. Число 60 стало основной счетной единицей во всех хозяйственных делах шумеров. Нам известны цифры 600, 3600, 36 000, 216 000 и даже больше, кратные 60. С применением такой системы счета шумеры вычисляли углы и единицы времени, проводили расчеты движения небесных тел, не говоря уже о хозяйственных операциях.
При ведении храмовых и царских дел необходимо было прибегать к большим числам. Для этого выработали позиционную систему числовой записи, в которой любое число записывалось при помощи двух знаков — вертикальной клиновидной черты и углышка. Первым знаком записывались числа 1, 1x60 и все степени числа 60; вторым — десятки от 10 до 50. Десятки и единицы могли также означать данный десяток и данные числа единиц, умноженных на 60 или любую степень 60. Таким образом, создалась система, в которой порядок основан на шестидесятиричной системе, а в пределах порядка есть специальное обозначение для десятков и для единиц. В отличие от шумеров рациональные аккадцы издавна пользовались строго десятеричной системой и записывали ее несколько иначе, но и в их практике встречаются расчеты, сделанные по-шумерски.


Есть два вида дошедших до нас школьных математических текстов: таблицы и задачи. Первые – это таблицы обратных величин, умножения, квадратов и квадратных корней, кубов и кубических корней, суммы квадратов и кубов, необходимые для решения определенных видов уравнений, показательные функции, коэффициенты величин для практических расчетов (например, приблизительная величина v2) и многочисленные метрологические расчеты площадей прямоугольников, кругов и многое другое. Второй вид текстов – задачи, которые связаны с нахождением чисел Пифагора, извлечением кубических корней, решением уравнений и такими практическими вопросами, как рытье и расширение каналов, подсчет кирпичей и т. д. Все имеющиеся тексты аккадского происхождения, хотя они, несомненно, имеют свои шумерские прототипы, т. к. почти вся техническая терминология в них шумерская.



Важную роль в жизни шумеров играла музыка, как инструментальная, так и вокальная, и некоторые музыканты были важными лицами в храмах и при дворе. В царских гробницах Ура были найдены прекрасной конструкции арфы и лиры. Ударные инструменты, как барабан и тамбурин, бытовали наряду с камышовыми и металлическими дудочками. В шумерских школах процветали поэзия и песни. Большая часть обнаруженных произведений – это гимны богам и царям для исполнения в храмах и дворцах; но есть и все основания полагать, что музыка, пение и танец были основными развлечениями в частных домах и на рыночной площади.
Одним из наиболее оригинальных привнесений шумеров в искусство была цилиндрическая печать, маленький цилиндр из камня с гравировкой, рисунок которой проявлялся и обретал смысл, если его прокатить по глиняной табличке или глиняной крышке кувшина. Цилиндрическая печать стала своего рода фирменным знаком Месопотамии, хотя эту традицию переняли в Анатолии, Египте, на Кипре и в Греции. Шумерские художники были чрезвычайно изобретательны в разработке таких рисунков, особенно поначалу, в пору изобретения такой печати.



Самые ранние цилиндрические печати – это драгоценные камни с тщательно вырезанными рядами животных, сказочных существ и чудовищ, а также с изображением таких сцен, как царь на поле боя или пастух, защищающий стадо от диких зверей. Позже рисунки становятся более декоративными и формализованными. В конце концов один рисунок стал преобладающим, почти вытеснив все прочие: сцена презентации, где «добрый ангел» представляет богу его почитателя.
Несмотря на то обстоятельство, что Шумер был практически лишен металла и камня и был беден лесом, ремесленники Шумера были в числе самых умелых в Древнем мире, хотя вполне вероятно, что изначально многие из них пришли из иностранных земель, чтобы применить свое мастерство при строительстве храмов. Мы имеем достаточно яркое и цельное представление о том, как работали шумерские художники и ремесленники, благодаря табличке, найденной в Уре Леонардом Вулли. Два куратора художественных мастерских, или ателье, при храме подводят итоги проделанной работе в двенадцатый год царствования Ибби-Сина, правившего около 1975 г. до н. э. На этой табличке перечислены восемь ателье: это «дома» резчика (скульптора), ювелира, огранщика, плотника-столяра, кузнеца, кожевника, суконщика и изготовителя корзин.
Первым по списку значится резчик, чьей работой было выполнение фигурок и других небольших предметов из слоновой кости и ценных пород древесины. В том году, о котором идет речь, на такие предметы, как статуэтки мужчин и женщин, маленькие птички, шкатулки и кольца, ушло двадцать четыре фунта слоновой кости.

Ювелир работал в основном по серебру и золоту, хотя имел дело также и с самоцветами, такими, как ляпис-лазурь, сердолик и топаз. Он превосходно выполнял металлоплавильные работы с трех– и четырехчастными формами и чеканил металлические листы, наложенные на деревянную основу, исполняя рельеф или штампуя. Он знал, как соединять кусочки серебра или золота при помощи штифтов, клепки и пайки, и был экспертом по филиграни и зерни. Огранщики, согласно нашей табличке, только обрабатывали полудрагоценные камни для ювелира, но несомненно, что они также умели обрабатывать камень для строительства.

Но именно достижения уже вавилонян в области астрономии следует признать самым значительным их вкладом в мировую науку и культуру. Еще ранние протошумерские печати с пиктограммами показывают, что в городах Южного Двуречья велись систематические наблюдения за Венерой (Инанной), Луной, Юпитером и Сатурном. Восход и заход Венеры, как и остальных планет, требовали специальных ячменно-пивных жертв. Было известно в то время и созвездие Тельца. Ранние печати из сопредельного с Шумером Элама содержат изображения животных (овцы, козла, быка) и людей-близнецов, что также может указывать на образы созвездий. Встречаются также и стилизованные изображения солнца (так называемые солярные розетки). Однако ни о каких вычислениях, связанных с астрономическими наблюдениями, ни эти, ни более поздние шумерские источники не сообщают. Интенсивно астрономия начала развиваться позже – в вавилонский период.

Но не следует думать, что астрономия сама по себе не интересовала шумеров -- самых древних жителей этих мест. Многолетние наблюдения жрецов за движением Солнца, Луны и планет с верхушек зиккуратов не ограничивались лишь целью проникнуть в волю богов. Был замечен целый ряд закономерностей, которые легли в основу развития самой древней из наук – астрономии.

Трудно установить достаточно точно время появления первых сведений о небе у шумеро-аккадских жрецов. Известный астрономический учебник-справочник «Мул апин» был создан примерно в 700—650 гг. до н.э., но в нем приводится очень много более ранних сведений. По крайней мере можно уверенно утверждать, что астрономические сведения чисто описательного характера существовали еще в начале 3-го тысячелетия до н.э.  – как принято считать, является компиляцией работ XII - XI веков до нашей эры. Условное название MUL.APIN восходит к имени одного из упоминаемых в нем созвездий.

Расшифровка клинописи дала в руки ученых огромное богатство. Тысячи глиняных табличек из библиотеки Ашшурба-нипала попали в экспозиции музеев Европы и Америки, и десятки исследователей приступили к их изучению. Некоторые из них даже считали, переоценивая научные достижения Двуречья, что Египет, Малая Азия и даже средневековая Европа обязаны своими познаниями исключительно Вавилону. В начале XX в. панвавилонизм получил немалое распространение. Самым видным сторонником этой теории был Гуго Винклер, но она подверглась активной критике со стороны таких ученых, как ассиролог И.Н. Шрасмайер и астрономы И. Эпинг и Ф. Куглер.

Астрономия развивалась в Двуречье с самых давних времен, и здесь даже выделяют несколько периодов. Первый условно отсчитывается от начала 3-го тысячелетия до н.э., а его окончание связывают с падением Старовавилонского царства и приходом к власти ассирийцев в XIII в. до н.э. В этот период выделялось время царствования династии Амуру, в которой особенно прославился Хаммурапи, объединивший Южное Двуречье под властью Вавилона (эпоха Хаммурапи).

Второй период совпадает с господством Ассирии в районе Двуречья вплоть до освобождения Вавилона и разрушения Ниневии в конце VII в. до н.э. В этот период политическая власть принадлежала ассирийцам, но культурная и экономическая деятельность осталась за вавилонянами. Особенно заметным здесь было царствование Ашшурбанипала (эпоха Ашшурбанипала).

Нововавилонское царство существовало в период от конца VII до VI в. до н.э., когда оно рухнуло под натиском персов. В этот период астрономия развивалась по восходящей линии, достигнув особенно высокого уровня при царе Навуходоносоре.

Уже в те далекие времена астрономы Двуречья делили небо на созвездия, причем некоторые из них «перенесены» и на землю. Например, пограничные столбы находились под покровительством богов, образы которых высекались на камне для вечного, так сказать, утверждения. Археологи до сих пор находят изображения Солнца, Луны и Венеры — главных богов Двуречья, выбитые на камне среди созвездий Быка, Пшеничного Колоса, Собаки, Скорпиона и т.д.

Восьмиконечная звезда Иштар - Венера, Луна и Солнце - эта троица встречается повсеместно на древних артефактах Междуречья :




_______________________________

Это интересно:

В области искусства шумеры особенно прославились мастерством скульптуры. Самые ранние скульпторы тяготели к абстракции и импрессионизму. Их храмовые статуи указывают скорее на большую эмоциональную и духовную напряженность, нежели на умение моделировать. Но постепенно пришло и это, и более поздние скульпторы лучше владели техникой мастерства, однако их образы утратили вдохновение и энергию. Шумерские скульпторы довольно ловко высекали фигуры на стелах и плитах и даже на вазах и кубках. Именно из этих изображений мы многое узнаем о внешности и одежде шумеров.

Как выглядели шумеры

Шумеры принадлежали к средиземноморской расе, они были европеоидами. Если вы встретите шумера, вы увидите прямой нос, невысокий рост, смуглую кожу, кучерявые черные волосы на голове, теле и лице.
Откуда мы знаем, как одевались так давно
Печати, терракотовые статуи, росписи, рельефы — вот основные источники, чтобы изучить, как выглядели шумеры. Шумеры делали статуэтки и изображения богов. Их одежда могла в точности повторять одежду смертных людей. Нередко изображали самих людей: царей или молящихся. Меньше всего изображений женщин, но в основном это были либо богини, либо связанные с ритуалами жрицы. Ещё меньше есть изображений шумерских детей, кроме грудных.

Одежды вавилонян 19-18 вв. до н. э., иллюстрация из книги «Люди города Ура» И. М. Дьяконова


Основная часть гардероба сшита из овечьей шерсти. У шумеров было несколько разных слов, чтобы различать шерсть по качеству и сорту. Льняная одежда была роскошью. Её привозили из далека – в Нижней Месопотамии лён рос плохо. Обычно шерстяную ткань просто белили на солнце. Краски стоили дорого, но на росписи в городе Мари изображены разноцветные одежды белых, красных, черных и коричневых цветов.
Мужчины были либо чисто выбриты, либо носили длинные бороды и длинные волосы, разделенные пробором. Наиболее распространенной формой одежды было что-то наподобие юбки с оборками, поверх которой иногда надевали длинный плащ из фетра. Позже такие юбки сменили хитоны или длинные юбки. Поверх них надевалась большая шаль с бахромой, перекинутая через левое плечо, в то время как правая рука оставалась открыта. Самое длинное полотнище считалось роскошью. Его пропускали спереди назад справа под мышку и затем перебрасывали конец ткани сзади через левое плечо. Такое носили цари и знать.
Волосы обычно расчесывали на две стороны и заплетали в тяжелую косу, которую затем оборачивали вокруг головы. Часто шумеры носили изощренные прически с разного рода заколками, бусами и подвесками. Жрецы брились с ног до головы. Царь занимал тогда должность жреца, поэтому все цари тоже были гладко выбриты. Возможно, он и знать носили парики и накладные бороды.


В 50-градусную жару многие ходили голыми у себя дома, это никого не удивляло. Жрицы Инанны ходили нагими на всех празднествах и танцах. Дети, скорее всего, всё время ходили нагишом, но детство кончалось рано, особенно для девочек — в 12-14 лет. Нижнего белья не носили. Единственное, что никогда не снимали мужчины и женщины до самой смерти — это магический двойной шнурок-оберег.
Женская одежда мало отличалась от мужской. Туника шилась в верхней части в обтяжку, как и прочая одежда. Для юных девушек такой покрой туники позволял в какой-то мере поддерживать грудь, однако к третьему десятку лет женщина обычно уже становилась бабушкой и мало заботилась об осанке. Женская туника могла доходить до колен и ниже. Юбки носили, но они редко были в моде. Знатные женщины обязательно надевали несколько полотнищ или полотнище с юбкой, а также плащ-покрывало от плеч до пола.
Изображения женщин с закрытыми лицами у шумеров не встречаются, а тексты не дают никаких терминов, которые можно было бы истолковать как “покрывало на лицо”. Вавилонянки и ларсянки не закрывали голову ничем, кроме шапок и шляп. Только к 1500-м годам до н. э. появился обычай скрывать женщинам лицо. Это стало строгим правилом в Ассирии, но оно не распространялось на рабынь и проституток. Это было привилегией полноправных и замужних женщин. Интересно, что египтянки и финикиянки никогда не покрывали головы до арабов.
Из головных уборов были круглые шапки из войлочного или бараньего меха. Их носили цари. Тюрбаны носили эламиты и слуги Иштар.
Сандалии представляли из себя твердые подметки с прикрепленными ремнем между большим и остальными пальцами, который затем привязывали вокруг щиколотки. Однако, даже знатные люди чаще всего изображены босиком, возможно, потому что босиком ходили в храме.
Женские прически пестрили многообразием. Во все времена модными были свободные волосы до плеч либо скрученные на затылке. Иногда прикалывали над лбом косичку, свешивавшуюся концом с одного уха. Могли оплести голову двумя косичками вокруг. Ещё на голове носили ленты, скрученные жгуты материи или серебряные полоски.
Женщины обожали бусы. Богатые модницы носили большие воротники из нитей бус от подбородка до выреза туники. Дорогие бусы были из сердолика. Их привозили из Индии. Лазурит привозили из территории современного Афганистана, а металлические и дешевые стеклянные бусы привозили хурриты. Недорогими были керамические, костяные или бусы из раковин.
Мужчины и женщины носили иногда на шее шнур с большим серебряным или бронзовым кольцом, металлические обручи на руках и на ногах, а также кучу разных побрякушек.
Из косметики был черный сурьмяный порошок. Женщины им подводили глаза, что спасало от яркого солнечного света.
______________________________



«Земные небожители»

Хотя около 3000 г. до н. э. на юге Месопотамии засиял свет письменной цивилизации, к сожалению, большинство дошедших до нас ранних клинописных текстов носят чисто экономический характер и почти ничего не рассказывают о политической истории шумеров. Лишь около 2600 г. до н. э. начинают появляться административные и религиозные документы, из которых можно извлечь сведения политического и военного характера. Таблички с клинописью дополняются надписями на скульптурах, каменных и металлических предметах. Надписи содержат имена царей, построивших те или иные храмы и святилища, и богов и богинь, которым посвящены эти сооружения.

Наиболее ценным из «исторических» документов является, бесспорно, шумерский «Царский список», в котором зафиксированы смены царей и продолжительность их правления. Считается, что данный список был составлен и записан в городе Уре в самом конце III тыс. до н. э. Правда, начинается он с явного вымысла: например, первые властители правили, если верить списку, тысячи и тысячи лет!  По своей структуре он несколько напоминает хронику. 
В «Царском списке» упоминаются четыре знаменитых правителя Урука, герои более позднего шумерского эпоса – Энмеркар, Лугальбанда, Думузи и Гильгамеш. Подобно героям Гомера, они были (кроме Думузи) историческими личностями, героизированными последующими поколениями. Несмотря на то что в «Царском списке» подлинная древняя история Месопотамии перемешана с легендами, в ряде случаев он может служить надежным источником информации.

Первый фрагмент этого редкого и уникального клинописного текста был найден в начале двадцатого века немецко-американский ученым Германом Хильпрехтом на месте древнего Ниппура и опубликован в 1906 году. Со времени находки Хильпрехта, были обнаружены, по крайней мере, еще 18 других экземпляров Списка царей, большинство из которых относятся ко второй половине династии Исина (ок. 2017-1794 гг. до н.э.). Ни один из этих документов не является копией другого. Тем не менее, есть достаточное количество общего содержания во всех вариантах списка, чтобы можно было с уверенностью  утверждать, что они связаны с одним общим «стандартным» изложением шумерской истории.

Самой значительной находкой в этом направлении стала четырехгранная керамическая призма высотой около 20 сантиметров, которую извлекли на свет в 1922 году.

По имени своего первооткрывателя она называется призмой Вельда Бланделла. Эксперты установили, что возраст глиняного манускрипта - около 4 тысяч лет. Все четыре грани призмы заполнены клинописью в два столбца. В центре находится отверстие, куда, как предполагалось, вставлялся деревянный стержень, чтобы призму можно было поворачивать и читать каждую из граней. В наши дни знаменитый артефакт хранится в клинописной коллекции Музея Эшмола в Оксфорде.

После того как все надписи удалось расшифровать, выяснилось, что список правителей Шумера включает в себя не просто перечень имен. Там описывались и Всемирный потоп, и спасение, и многие другие события, которые позже были описаны в Ветхом Завете.
Ученые сделали вывод, что и призма Вельда Бланделла, и остальные фрагменты клинописного текста - все это списки с какого-то общего источника, где подробно описывалась история цивилизации шумеров.



Список правителей начинается с допотопных времен и заканчивается 14-м правителем династии Исин (около 1763-1753 годов до нашей эры). Конечно, наибольший интерес вызвали имена тех царей, которые правили Шумером до Всемирного потопа (согласно современным взглядам, подобная глобальная катастрофа действительно могла постигнуть нашу планету около 8122 года до нашей эры).

Первое, что поразило ученых, - сроки царствования каждого из древних правителей. По нескольку тысяч лет !
Всего же, по сведениям древних источников, цари допотопного периода в общей сложности правили 241 200 лет. Несколько обстоятельств заставили современных ученых усомниться в правдивости этих записей. Во-первых, невероятно длинные сроки правления каждого из царей. И во-вторых - то, что эти персонажи являются героями древних шумерских и вавилонских легенд и эпосов.

В целом «Царский список» дает  достаточно полное представление о царских династиях двух крупнейших (и политически значимых) городов Шумера: Киша на севере и Урука (Ура) на юге Месопотамии. «Список» был составлен не позднее конца III тыс. до н. э., в эпоху правления так называемой III династии Ура. Составляя его, переписчики, несомненно, пользовались династическими списками, которые на протяжении многих столетий велись в отдельных шумерских городах-государствах. Не исключено, что имевшиеся в их распоряжении клинописные тексты о царских династиях иногда также представляли собой компиляцию. Вполне вероятно и то, что шумерские писцы не все понимали в трудах своих предшественников. Дело в том, что шумерские писцы не были ни историками, ни летописцами в нашем понимании. Их целью было прославить свой город или народ. Поэтому нет ничего удивительного в том, что легенда превращалась в историю, а история – в легенду.

К 3-му тысячелетию до н.э., Шумер был областью, где располагались, по крайней мере, двенадцать отдельных городов-государств: Киш, Урук, Ур, Сиппар, Акшак, Ларак, Ниппур, Адаб, Умма, Лагаш, Бад-тибра и Ларса. Каждое из этих государств представляло собой окруженный стеной город с близлежащими деревнями и землями, в каждом таком городе-государстве поклонялись собственному божеству, чей храм был центральным строением города. Политическая власть первоначально принадлежала гражданам, но, по мере обострения соперничества между различными городами-государствами, был принят институт царской власти.
Согласно записям «Списка царей Шумера», восемь правителей царствовали до великого потопа. После Потопа, различные города-государства с их царскими династиями временно брали верх и устанавливали свое господство над другими.
Список представляет огромную ценность, поскольку он отражает очень древние традиции, одновременно являясь важной хронологической шкалой, ссылающейся на различные периоды царствования в Шумере, и даже демонстрирует замечательные совпадения с содержанием Книги Бытия, содержание которой, как известно, во многом заимствовано из мифологии Месопотамии.
 
«Список царей Шумера» ведет свое начало с самого зарождения монархии, которая рассматривается как божественное установление: «царство спустились с небес». 
Вот фрагмент из клинописей, адаптированный под современный язык: «Алулим правил 28 800 лет в качестве царя; Алалгар правил 36 000 лет - два царя правили 64 800 лет. Эриду был оставлен, (и) престол был перенесен в Бад-Тибиру».

Городище Тель-Абу-Шахрейн (руины города Эриду)


В «Царском списке» перечислены самые первые шумерские города, считавшиеся в древней Месопотамии священными: Эреду (здесь находился дворец бога Энки – божества пресной воды и океанской бездны, воздвигнутый на дне моря), Бад-Тибира, Ларак, Сиппар и Шуруппак. Согласно легенде, все они в эпоху «до потопа» были столицами Шумера. Однако археологические материалы, полученные при раскопках этих городов, никак не подтверждают того, что они имели в древности большое политическое, военное, экономическое, религиозное или культурное значение в жизни шумерского общества.
И напротив, раскопки выявили подлинные города-лидеры Шумера – Киш, Урук, Ур и священную столицу «черноголовых», Ниппур, с его общешумерским святилищем главы пантеона – бога Энлиля.

Представители первых династий после потопа тоже правили по несколько сотен лет. Может быть, таким образом подчеркивалась принадлежность этих легендарных монархов к богам?
Царь Этана из г. Киш, первый объединивший шумеров (первый реальный персонаж с подробным жизнеописанием) – 1560 лет; реальный царь Агга, с описанными фактами биографии – правил 625 лет; царь Гильгамеш, царь Урука (при нём Шумер достиг наивысшего процветания) - 126 лет (около 2600 г. до н.э.).

Однако сейчас есть исследователи, которые находят объяснение этим обстоятельствам. Например, существует теория, что эти цифры являются своего рода гиперболами и выражают власть, торжество или важность персон, к которым они относятся.
Например, в Древнем Египте фраза «Он умер в возрасте 110 лет» относилась к тем, кто прожил жизнь в полной мере и внес важный вклад в жизнь общества. То же самое могло быть и с шумерскими древними царями. Такими «сроками» историки награждали своих правителей за их безграничную власть и важность того, что они делали для государства.
Есть еще одна гипотеза, которая объясняет несоответствия дат. Она была выдвинута в 1993 году и заключается в том, что у шумеров была совершено другая система летоисчисления, которая и приводила к таким фантастическим срокам. Но опять же - она не объясняет, почему «после потопа» сроки стали уменьшаться, пока в итоге не стали вполне реальными.

Начиная с XXVII в. до н. э. северная часть Месопотамии была заселена аккадцами. Самым древним городом, основанным семитами в Месопотамии, был Аккад, позднее - столица государства с тем же названием. Он находился на левом берегу Евфрата - там, где эта река наиболее близко подходит к Тигру.
Около 2334 г. до н. э. царем Аккада стал Саргон Древний. Он был основателем династии: начиная с него самого, пять царей, сын сменяя отца, правили страной в течение 150 лет. Вероятно, имя Саргон было принято им лишь после восшествия на престол, так как оно значит «истинный царь» (по-аккадски Шаррукен). Личность этого правителя еще при жизни была окутана множеством легенд. Он говорил о себе: «Мать моя была бедна, отца я не знал… Зачала меня мать, родила тайно, положила в тростниковую корзину и пустила по реке» (эта история также заимствована библейскими писцами – так получилась легенда о Моисее).
Лугальзагеси, который установил свою власть почти во всех шумерских городах, вступил в долгую борьбу с Саргоном. После нескольких неудач последнему удалось одержать решительную победу над своим противником. После этого Саргон совершил успешные походы в Сирию [??], в районы гор Тавра и победил царя соседней страны Элама. Им было создано первое в истории постоянное войско, состоявшее из 5400 человек, которые, по его словам, ежедневно обедали у него за столом. Это было хорошо обученное профессиональное войско, всё благополучие которого зависело от царя.

Далее :

XXII век до н. э. — владычество кутиев в Месопотамии. Возвышение II династии Лагаша; правление Гудеа и его потомков. Восстание Утухенгаля в Уруке; свержение власти кутиев.

XXII — XXI века до н. э. — Шумеро-Аккадское царство (Держава III династии Ура) — крупнейшее государство Западной Азии. После смерти Утухенгаля власть переходит к Ур-Намму, столицей становится Ур. «Шумерское Возрождение». Правление Шульги — расцвет Шумеро-Аккадского царства. Расцвет шумерской литературы, архитектуры, искусства на фоне вытеснения шумерского языка аккадским в разговорной речи. В конце периода — экономический кризис, борьба с кочевниками-амореями. Набег эламитов в правление Ибби-Суэна и крушение державы.

XX — XVI века до н. э. — Старовавилонский период в Нижней Месопотамии. На осколках державы III династии Ура возникает несколько государств, правители которых сохраняют титул «Царь Шумера и Аккада»: это Иссин и Ларса (оба в Шумере). Захват амореями месопотамских городов-государств, установление там аморейских династий. Сильнейшие аморейские царства — Ларса (в Шумере), Вавилон (в Аккаде), Мари (в Северной Месопотамии). Возвышение Вавилона, подчинение им Аккада. Борьба вавилонских царей с Ларсой за влияние в Шумере. Разгром Ларсы и объединение Месопотамских государств при Хаммурапи. Начало формирования народности вавилонян (из шумеров, аккадцев и амореев). Бурное развитие Вавилона, превращение его в крупнейший город Месопотамии. Расцвет экономики и культуры. Законы Хаммурапи. Ослабление Вавилонского царства при последующих царях. Возникновение Приморского царства на юге. Разгром Вавилонского царства хеттами и касситами в XVI в.

XX — XVI века до н. э. — Староассирийский период в Верхней Месопотамии. После падения Шумеро-Аккадского царства независимость получили древние номы — Ниневия, Ашшур, Арбелы и др. Международная торговля через степи верховьев Хабура и будущей Ассирии. Попытки ранних правителей из Ашшура закрепиться на торговых путях — формирование ассирийского государства. Возвышение Мари, влияние Хеттского царства, расселение хурритов и амореев — кризис верхнемесопотамской торговли. Создание аморейским вождем Шамши-Ададом I обширной державы со столице в Шубат-Эллиле (так называемая «Староассирийская держава»); подчинение им значительной части Верхней Месопотамии. Ослабление державы при преемниках Шамши-Адада и подчинение этих земель Вавилоном. Формирование народности древних ассирийцев на основе аккадоязычного населения и других семитов Верхней Месопотамии.

XVI — XI века до н. э. — Средневавилонский или касситский период в истории Нижней Месопотамии. Захват Вавилонии касситами и возрождение ими царства Хаммурапи в пределах Нижней Месопотамии. Разгром Приморья. Расцвет при Бурна-Буриаше II. Дипломатические отношения с Египтом и Хеттским царством. Ослабление централизации Вавилонии. Переселение новой волны семитоязычных кочевников — арамеев. Упадок Вавилонии.

XVI — XI века до н. э. — Среднеассирийский период в истории Верхней Месопотамии. Консолидация хурритского мира, возвышение государства Митанни. Противоборство Митанни, Хеттского царства, Вавилонии и Египта на Ближнем востоке. Ослабление Митанни. Первое возвышение Ассирии; превращение её в крупную региональную державу (при Тиглатпаласаре I). Внезапный упадок Ассирии в результате вторжения арамеев.

Рубеж II—I тыс. до н. э. — Катастрофа бронзового века на Ближнем Востоке. Упадок всех значимых государств, передвижения многочисленных племен — арамеев, халдеев, «народов моря» и т. д. Окончание эпохи бронзы и начало железного века. Начало арамеизации Месопотамии; арамейский язык и его диалекты начинают вытеснять аккадский из разговорной речи.

X — VII века до н. э. — Новоассирийский период в Верхней Месопотамии. Экономический и военно-политический подъем Ассирии на фоне упадка ее соседей (второе возвышение Ассирии). Завоевательная политика Ашшурнацирапала II и Салманасара III. Временный упадок Ассирии (конец IX — первая половина VIII). Реформы Тиглатпаласара III и начало третьего возвышения Ассирии; разгром северосирийских государств, объединение Месопотамии, присоединение части Мидии. Саргон II, Синаххериб, Асархаддон: Ассирия — первая «мировая империя»; присоединение Египта. Ашшурбанапал: подавление восстаний, гражданская война и распад Ассирийского государства. После смерти Ашшурбанапала: война с Вавилоном, Мидией и скифскими племенами; уничтожение Ассирийского государства. Коренная территория Ассирии входит в состав Мидийской державы.

X — VI века до н. э. — Нововавилонский период в Нижней Месопотамии. Проникновение арамеев и халдеев в страну; кризис вавилонской государственности. Уния с Ассирией (Тиглатпаласар III — первый единый царь Ассирии и Вавилона). Укрепление халдеев в Нижней Месопотамии, халдейские правители в Вавилоне. Синаххериб и ужесточение политики по отношению к Вавилонии. Восстания против Ассирии и разрушение Вавилона. Восстановление Вавилона Асархаддоном. Мятеж Шамаш-шум-укина. Возобновление борьбы Вавилонии за независимость. Распад и гибель Ассирийского государства. Набопаласар — первый царь нового независимого Вавилона. Создание Нововавилонской державы. Навуходоносор II. Экономический, политический и культурный расцвет державы. Вавилон — крупнейший город мира; первый мегаполис. Внутриполитическая борьба после смерти Навуходоносора II. Набонид и борьба со жречеством. Война с Персидским государством и переход оппозиции Набонида на сторону врага. Битва при Описе. Войска Кира II без боя вступают в Вавилон.

Примерно так выглядел первый в истории человечества мегаполис -- Вавилон


Вавилон оставался центром страны более 1000 лет. Город был провозглашен «вечным обиталищем царственности», а его бог-покровитель Мардук занял одно из центральных мест в общемесопотамском пантеоне.
Город богател, в нем успешно развивались ремесла и торговля, стремительно росло население. Экономический рост отразился и на внешнем облике города: был разработан и осуществлен новый план городской застройки, предпринято строительство новых стен и городских ворот, проложены широкие улицы в центр города для прохождения храмовых процессий. В 14 в. до н.э. Вавилону было предоставлено право самоуправления, его жители были освобождены от государственных повинностей и военного призыва.
Вавилонская школа, э-дубба («дом табличек»), занимала ведущее место в системе образования и сохранения писцовых традиций. Созданный здесь новый культовый эпос о сотворении мира, закрепил представление о главном боге города Вавилона Мардуке как изначально главном мировом божестве, и о городе Вавилоне как космологическом и теологическом центре мира. Само название города – слово Вавилон означало «Ворота богов» – отражало его роль как центра мира, места соединения земного и небесного.
Эта концепция отразилась в так называемой вавилонской карте мира. Земля изображена на ней как круглый диск, плавающий в океане. В центре – город Вавилон, изображенный в виде прямоугольника. Река Евфрат, пересекающая круг сверху вниз, разделяет город на две части.
Город представлял собой в плане правильный прямоугольник, раскинувшийся на двух берегах Евфрата. На левом берегу располагался так называемый Старый город, застроенный богатыми частными и общественными зданиями. В Новом городе на правом берегу реки, по-видимому, обитали простые горожане. Правый берег сообщался с левым посредством огромного каменного моста, державшегося на семи сваях из обожженного кирпича, скрепленного асфальтом. Через каждые ворота по всему городу лежали улицы поперек или вдоль реки. Вавилон – первый город, в котором улицы улицы были ровные и просторные – они тянулись через весь город и делили его на прямоугольные кварталы.


В центре Старого города в главном городском квартале располагался главный храм Вавилона, храм Мардука, и семиступенчатая культовая башня, с которой связана библейская легенда о Вавилонской башне и легенда о «висячих садах Вавилона» как одном из семи чудес света. На верхней площадке зиккурата был высажен сад, который путники, подходившие к городу, могли видеть издалека, высоко возвышающимся над городскими стенами. В северо-западной части Старого города располагалась главная резиденция Навуходоносора, так называемый Южный дворец. Он представлял собой гигантский комплекс из пяти огромных дворов, окруженных анфиладами комнат и отдельными зданиями. Город окружали глубокий ров и двойное кольцо мощных стен с укрепленными воротами. Одни из этих ворот, через которые проходила дорога к храму Мардука, назывались воротами богини Иштар. Они знамениты своими великолепными рельефами из цветного глазурованного кирпича с изображениями львов и драконов. Святилище богини-матери Нинмах, храм Эмах, было расположено перед Воротами Иштар. Южнее храм Иштар — Эмашдари, храм Набу — Эниггидаркаламмашумма, храм богини финикийцев и угаритов Ашеры — Эхиликаламма.
Для паломников Вавилон был не хуже, чем священный Ниппур. Множество храмов главных и менее почитаемых богов было расположено по всему городу. О долгой жизни и хорошем здоровье просили Гулу в любом ее храме. О сексуальной привлекательности и поэтическом вдохновении просили  Нанайю в ее храме в квартале Касири.

В вавилонских стенах имелось восемь ворот, которым придавалось священное значение. От каждых ворот внутрь города шел прямой и широкий проспект; он вел к одному из храмов города, а за воротами начиналась дорога в тот город, где почитался бог, чье имя носили ворота, проспект и храм в Вавилоне.
Городскими воротами Вавилона считались следующие:

Ворота богини Иштар — дорога в Ага-де;
Ворота бога Сина — дорога в Бит-Хаббан на Тигре;
Ворота Гишшу, или Ворота бога Мардука (у Геродота — Ворота бога Бэла), — дорога в Куту, где чтился бог Нергал, но улица Нергала Радостного, или улица бога Мардука, от Ворот Гишшу вела прямо в Эсагилу;
Ворота бога Забабы, или Ворота бога Нинурты, или Кишские (у Геродота — Киссийские) ворота, — дорога в Киш;
Ворота бога Эллиля — дорога в Ниппур;
Ворота бога Ураша — дорога в Дильбат, от ворот вела улица бога Набу и богини Наны к храму богини Гулы (Наны) и Эсагиле, по которой в Новый год следовала процессия с истуканом бога Набу из Барсиппы; Ворота бога Шамаша — дорога в Ларсу;
Ворота бога Адада, или Акуцские ворота, — дорога в Акуц.
Девятыми городскими воротами считались Священные ворота Эсагилы в центре города.

Красота : восстановленные ворота Иштар в берлинском музее Пергамон




В Вавилоне были многочисленные рынки где можно было приобрести любой товар. На каждом рынке можно было найти писарей. Они оформляли  любую сделку за деньги. По поводу крупных сделок обращались  в торговые гильдии. «Дом Эгиби» имел 42 здания в городе и еще несколько десятков в других. Еще одна гильдия в городе — «Дом Мурашу». По всему городу были открыты таверны для богатых и бедных путников.
По меркам того времени,  Вавилон был огромным городом с населением около 200 000 человек ( по некоторым источникам – до полумиллиона с «туристами»). Площадь города была около 10 км². Здесь вместе с вавилонянами мирно уживались люди разных языков и культур. Многие из них приехали сюда или были привезены насильно как пленники со всех концов огромной Вавилонской империи и даже из-за ее пределов (мидийцы, эламитяне, египтяне, иудеи). Они продолжали говорить на своих родных языках и носили традиционную одежду.
Вавилон своим могуществом и своеобразием культуры производил на людей извне, неизгладимое впечатление.  Его имя сделалось синонимом всякого большого и богатого. Говорили, что Вавилон — одновременно священный и проклятый город, город роскоши и всех пороков, какие только есть на земле.


Вавилон устроен так прекрасно, как ни один известный нам город!

Геродот, I, 178

Представьте, что вы житель древнего города Вавилона. Из любого места в городе, подняв голову, можно увидеть большую ступенчатую «башню». Эта та самая «Вавилонская башня», которую решили воздвигнуть люди, чтобы добраться до небес. Но, мы, как жители Вавилона, знаем, что на самом деле, это — зиккурат «Этеменанки» (в переводе: «Дом основания неба и земли»). Возможно, что на своей прародине шумеры поклонялись богам на вершинах гор. Переселившись в низменное Двуречье, они не изменили своему обычаю и стали возводить искусственные горы-насыпи. Так появились зиккураты, соединявшие, по мнению их строителей, небеса и землю. Традицию строительства зиккуратов затем переняли вавилоняне.

«Дом основания неба и земли», зиккурат Этеменанки, произведение архитектора Арадаххешу, достигал 91 метра в высоту и состоят из семи разноцветных этажей. На последнем этаже располагался храм. Зиккурат находится в центре сада, окруженного стеной и храмовыми помещениями.


По описанию Геродота, вавилонский зиккурат Этеменанки выглядел так:

Посреди храма стоит массивная башня, имеющая по одной стадии (185 м) в длину и ширину. Над этой башней поставлена другая, над второй третья и так далее до восьмой. Подъем на них сделан снаружи: он идет кольцом вокруг всех башен. Поднявшись до середины подъема, находишь место для отдыха со скамейками: восходящие на башню садятся здесь отдохнуть. На последней башне есть большой храм, а в храме стоит большое прекрасно убранное ложе и перед ним золотой стол. Никакой статуи, однако, в храме нет. Провести ночь в храме никому не дозволяется, кроме одной только туземной женщины, которую выбирает себе божество. Так рассказывают халдеи, жрецы этого божества. Они же говорят, чему я, однако не верю, будто божество само посещает храм и отдыхает в постели.

Геродот, I, 181.


Однако «Вавилонская башня» не была главным сооружением в городе. Здание южнее башни, центральный храм Вавилона, Эсагила (по-шумерски «Дом поднятой головы»), жилище бога Мардука и его обширного божественного семейства — вот, где происходила главная религиозная жизнь страны.

12 октября 539 г. до н. э. — персидские войска занимают Вавилон. Конец истории Древней Месопотамии как политически самостоятельного региона.


Ниже приводятся краткие сведения о самых значительных правителях Месопотамии.


Урукагина (ок. 2500 до н.э.), правитель шумерского города-государства Лагаша. Перед тем, как он воцарился в Лагаше, народ страдал от чрезмерных налогов, взимавшихся алчными дворцовыми чиновниками. В практику вошли незаконные конфискации частной собственности. Реформа Урукагины заключалась в отмене всех этих злоупотреблений, в восстановлении справедливости и даровании свободы для народа Лагаша. Шумеролог Самюэль Крамер называл его первым известным нам социальным реформатором в истории.

Фрагмент надписи Уруинимгины: «Он [Уруинимгина] вырыл (…) канал к городу-Нины. В его начале, он строил Энину; при его окончании, он строил Эсираран.» (Лувр)


Лугальзагеси (ок. 2500 до н. э.), сын правителя шумерского города-государства Уммы, создавший недолговечную империю шумеров. Нанес поражение лагашскому правителю Урукагине и подчинил себе остальные шумерские города-государства. В походах завоевал земли к северу и западу от Шумера и достиг побережья Сирии. Правление Лугальзагеси длилось 25 лет, его столицей был шумерский город-государство Урук. В конце концов он потерпел поражение от Саргона I Аккадского. Шумеры восстановили политическую власть над своей страной только двумя столетиями позже при III династии Ура.

Саргон I (ок. 2400 до н.э.), создатель первой известной в мировой истории долговечной империи, которой он сам правил 56 лет. Семиты и шумеры долгое время жили бок о бок, но политическая гегемония принадлежала в основном шумерам. Воцарение Саргона знаменовало первый крупный прорыв аккадцев на политическую арену Месопотамии. Саргон, придворный чиновник в Кише, вначале стал правителем этого города, затем завоевал юг Месопотамии и нанес поражение Лугальзагеси. Саргон объединил города-государства Шумера, после чего обратил свои взоры на восток и захватил Элам. Кроме того, он осуществил завоевательные походы в страну аморитов (Северная Сирия), Малую Азию и, возможно, на Кипр.


Нарам-Суэн (ок. 2320 до н.э.), внук Саргона I Аккадского, стяжавший почти такую же славу, как его знаменитый дед. Правил империей 37 лет. В начале правления подавил мощное восстание, центр которого находился в Кише. Нарам-Суэн вел военные кампании в Сирии, Верхней Месопотамии, Ассирии, горах Загроса к северо-востоку от Вавилонии (знаменитая стела Нарам-Суэна прославляет его победу над местными жителями гор), в Эламе. Возможно, воевал с одним из египетских фараонов VI династии.

Гудеа (ок. 2200 до н.э.), правитель шумерского города-государства Лагаша, современник Ур-Намму и Шульги, двух первых царей III династии Ура. Гудеа – один из самых известных шумерских правителей, оставил после себя многочисленные тексты. Самый интересный из них – гимн, в котором описывается сооружение храма бога Нингирсу. Для этого крупного строительства Гудеа привозил материалы из Сирии и Анатолии. Многочисленные скульптуры изображают его сидящим с планом храма на коленях. При преемниках Гудеа власть над Лагашем перешла к Уру.

Диоритовая статуя Гудеа. Хранится в Лувре


Рим-Син (правил ок. 1878–1817 до н.э.), царь южновавилонского города Ларсы, один из самых сильных противников Хаммурапи. Эламитянин Рим-Син подчинил себе города юга Вавилонии, включая Иссин, резиденцию соперничавшей династии. После 61 года правления потерпел поражение и был пленен Хаммурапи, который к этому времени находился на троне уже 31 год.

Шамши-Адад I (правил ок. 1868–1836 до н.э.), царь Ассирии, старший современник Хаммурапи. Сведения об этом царе почерпнуты в основном из царского архива в Мари, провинциального центра на Евфрате, находившегося в подчинении у ассирийцев. Смерть Шамши-Адада, одного из основных соперников Хаммурапи в борьбе за власть в Месопотамии, существенно облегчила распространение власти Вавилона на северные области.

Хаммурапи (правил в 1848–1806 до н.э., в соответствии с одной из систем хронологии), самый знаменитый из царей I Вавилонской династии. Кроме знаменитого свода законов, сохранилось множество частных и официальных писем, а также деловых и юридических документов. Надписи содержат сведения о политических событиях и военных действиях. Из них мы узнаем, что на седьмом году правления Хаммурапи отобрал Урук и Иссин у Рим-Сина, своего главного соперника и правителя мощного города Ларса. Между одиннадцатым и тринадцатым годами правления власть Хаммурапи окончательно укрепилась. В дальнейшем он совершал завоевательные походы на восток, запад, север и юг и разбил всех противников. В результате к сороковому году правления он возглавлял империю, простиравшуюся от Персидского залива до верховьев Евфрата.

Рост территории царства Хаммурапи с 1793 до н. э. по 1750 до н. э.


Тукульти-Нинурта I (правил в 1243–1207 до н.э.), царь Ассирии, завоеватель Вавилона. Около 1350 до н.э. Ассирия была освобождена от власти Митанни Ашшурубаллитом и начала набирать все большую политическую и военную силу. Тукульти-Нинурта был последним из царей (среди которых – Иреба-Адад, Ашшурубаллит, Ададнерари I, Салманасар I), при которых могущество Ассирии продолжало возрастать. Тукульти-Нинурта нанес поражение касситскому правителю Вавилона Каштилашу IV, впервые подчинив Ассирии древний центр шумеро-вавилонской культуры. При попытке захватить Митанни, государство, расположенное между восточными горами и Верхним Евфратом, встретил противодействие со стороны хеттов.

Тиглатпаласар I (правил в 1112–1074 до н.э.), ассирийский царь, пытавшийся восстановить могущество страны, которым она обладала во время правления Тукульти-Нинурты и его предшественников. Во время его правления главную угрозу для Ассирии представляли арамеи, вторгавшиеся на территории в верховьях Евфрата. Тиглатпаласар предпринял также несколько походов против страны Наири, расположенной к северу от Ассирии, в окрестностях озера Ван. На юге он одержал победу над Вавилоном, традиционным соперником Ассирии.

Ашшурнасирпал II (Ашшурнацирапал II) (правил в 883–859 до н.э.), энергичный и жестокий царь, восстановивший могущество Ассирии. Он нанес разрушительные удары по арамейским государствам, расположенным в районе между Тигром и Евфратом. Ашшурнасирпал стал следующим ассирийским царем после Тиглатпаласара I, который вышел к побережью Средиземного моря. При нем стала складываться Ассирийская империя. Завоеванные территории были разделены на провинции, а те – на более мелкие административные единицы. Ашшурнасирпал перенес столицу из Ашшура к северу, в Калах (Нимруд).

Ашшурнацирапал II. IX век до н.э..Британский музей


Салманасар III (правил в 858–824 до н.э.; 858 считался годом начала его царствования, хотя в действительности он мог взойти на престол несколькими днями или месяцами раньше наступления нового года. Эти дни или месяцы считались временем правления его предшественника). Салманасар III, сын Ашшурнасирпала II, продолжил усмирение арамейских племен к западу от Ассирии, в частности, воинственного племени бит-адини. Используя их захваченную столицу Тиль-Барсиб как опорный пункт, Салманасар продвинулся к западу в северную Сирию и Киликию и пытался несколько раз завоевать их. В 854 до н.э. у Каракара на р.Оронте объединенные силы двенадцати вождей, среди которых был и Бенхадад Дамаскский и Ахав Израильский, отразили нападение войск Салманасара III. Усиление царства Урарту к северу от Ассирии, близ озера Ван, не дало возможности продолжить экспансию в этом направлении.

Тиглатпаласар III (правил ок. 745–727 до н.э.), один из величайших ассирийских царей и подлинный строитель Ассирийской империи. Он ликвидировал три препятствия, стоявшие на пути установления господства Ассирии в регионе. Во-первых, он одержал победу над Сардури II и присоединил большую часть территории Урарту; во-вторых, провозгласил себя царем Вавилона (под именем Пулу), подчинив арамейских предводителей, которые фактически правили Вавилоном; наконец, он решительно пресек сопротивление сирийских и палестинских государств и низвел большинство из них до уровня провинции или данников. В качестве метода управления широко пользовался депортацией народов.

Тиглатпаласар III. 728 год до н.э.. Найдено в центральном дворце в Нимруде. Британский музей


Саргон II (правил в 721–705 до н.э.), царь Ассирии. Хотя Саргон не принадлежал к царском роду, он стал достойным преемником великого Тиглатпаласара III (Салманасар V, его сын, правил очень недолго, в 726–722 до н.э.). Проблемы, которые должен был решать Саргон, были в основном теми же, которые стояли перед Тиглатпаласаром: сильное Урарту на севере, независимый дух, царивший в сирийских государствах на западе, нежелание арамейского Вавилона подчиниться ассирийцам. Саргон начал решать эти задачи с захвата столицы Урарту Тушпы в 714 до н.э. Затем в 721 до н.э. он завоевал укрепленный сирийский город Самарию и депортировал его население. В 717 до н.э. он овладел другим сирийским форпостом, Кархемышем. В 709 до н.э., после недолгого пребывания в плену у Мардук-апал-иддины, Саргон провозгласил себя царем Вавилона. Во время правления Саргона II на арене истории Ближнего Востока появились киммерийцы и мидийцы.
Синахериб (правил в 704–681 до н.э.), сын Саргона II, царь Ассирии, разрушивший Вавилон. Его военные кампании были нацелены на завоевание Сирии и Палестины, а также на покорение Вавилона. Он был современником иудейского царя Езекии и пророка Исайи. Осаждал Иерусалим, но не смог его взять. После нескольких походов на Вавилон и Элам, а главное – после убийства одного из сыновей, которого он назначил правителем Вавилона, Синахериб разрушил этот город и увез статую его главного бога Мардука в Ассирию.

Асархаддон (правил в 680–669 до н.э.), сын Синахериба, царь Ассирии. Он не разделял ненависть к Вавилону своего отца и восстановил город и даже храм Мардука. Главным деянием Асархаддона было завоевание Египта. В 671 до н.э. он нанес поражение нубийскому фараону Египта Тахарке и разрушил Мемфис. Однако главная опасность исходила с северо-востока, где усиливались мидийцы, а киммерийцы и скифы могли прорваться через территорию слабеющего Урарту в Ассирию. Асархаддону было не под силу сдержать этот натиск, который вскоре изменил весь облик Ближнего Востока.

Ашшурбанипал (правил в 668–626 до н.э.), сын Асархаддона и последний великий царь Ассирии. Несмотря на успехи военных кампаний против Египта, Вавилона и Элама, он не смог противостоять возраставшему могуществу персидской державы. Вся северная граница Ассирийской империи оказалась под властью киммерийцев, мидийцев и персов. Возможно, самым значительным вкладом Ашшурбанипала в историю было создание библиотеки, в которой он собрал бесценные документы всех периодов истории Месопотамии. В 614 до н.э. Ашшур был захвачен и разграблен мидийцами, а в 612 до н.э. мидийцы и вавилоняне разрушили Ниневию.

Статуя Ашшурбанипала


О библиотеке нужно рассказать подробнее, так как это уникальный в своем роде, случай.

Среди развалин дворца Ашшурбанипала было обнаружено несколько комнат, в которые, казалось, кто-то нарочно свалил тысячи клинописных табличек. Впоследствии ученые подсчитали, что в библиотеке хранилось около 30 000 тысяч «глиняных книг». Во время пожара, когда впоследствии город умирал под ударами мидийских и вавилонских воинов, в губительном для Ниневии огне «глиняные книги» прошли обжиг, закалились и, таким образом, сохранились. Но, к сожалению, многие разбились.
Библиотека царя Ашшурбанипала хранила на глиняных страницах своих книг почти все, чем были богаты культуры Шумера и Аккада. «Глиняные книги» рассказали миру, что мудрые математики Вавилона не ограничились четырьмя арифметическими действиями. Они легко вычисляли проценты, умели измерять площадь разнообразных геометрических фигур, существовала у них сложная таблица умножения, они знали возведение в квадратную степень и извлечение квадратного корня. Наша семидневная неделя тоже родилась в Междуречье, там же была заложена и основа современной науки о строении и развитии небесных тел.
В ниневийской библиотеке книги хранились в строгом порядке. Внизу каждой таблички указывалось полное название книги, а рядом – номер страницы. Кроме того, во многих табличках каждая последняя строка предыдущей страницы повторялась в начале следующей.
Имелся в библиотеке и каталог, в котором записывали название, количество строк, отрасль знаний – отдела, к которому принадлежала книга. Найти нужную книгу не составляло труда: к каждой полке прикреплялась небольшая глиняная бирка с названием отдела – совсем как в современных библиотеках.

Примерно так выглядела библиотека


Здесь были исторические тексты, свитки законов, медицинские справочники, описания путешествий, словари со списками шумерских слоговых знаков и грамматических форм и даже словари иностранных слов, так как Ассирия была связана чуть ли не со всеми странами Передней Азии.
Все книги ниневийской библиотеки были написаны на глиняных таблетках (таблицах), сделанных из глины самого высокого качества. Сначала глину долго месили, а потом делали из нее брикеты размером 32 х 22 сантиметра и толщиной в 2,5 сантиметра. Когда таблетка была готова, писец треугольной железной палочкой писал по сырой таблетке.
Часть книг в ниневийскую библиотеку была привезена из побежденных Ассирией стран, часть покупали в храмах других городов или у частных лиц. С тех пор как появились книги, появились и книголюбы. Сам Ашшурбанипал был рьяным коллекционером, и это не случайно.
Ашшурбанипал – редкий случай среди царей Древнего Востока – был образованнейшим человеком для своего времени. Его отец Асаргаддон предполагал сделать сына верховным жрецом, поэтому юный Ашшурбанипал изучал все науки того времени. Любовь к книгам Ашшурбанипал сохранил до конца жизни, поэтому и отвел несколько комнат на втором этаже своего дворца под библиотеку.
Все «глиняные книги» ниневийской библиотеки старше ее самой, ведь почти все они либо копии с шумеро-вавилонских текстов, либо древние таблички из государственных и храмовых архивов. По приказу царя во всех уголках его обширного государства многочисленные писцы снимали копии с литературных памятников. Работали они с большим старанием, и на многих табличках делали надпись, заверяющую идентичность копии и оригинала: «С древнего подлинника записано, а потом сверено». Ашшурбанипал постоянно требовал, чтобы царские чиновники заботились о пополнении его собрания. Было найдено несколько глиняных табличек с его распоряжениями: «Драгоценные таблички, которых нет в Ашшуре, найдите и доставьте их мне».
Судя по записям на табличках, библиотека ниневийского дворца была публичной, об этом гласит, например, такая надпись: «Дворец Ашшурбанипала, царя мира, царя Ассирии, которому бог Набу и богиня Тазмита дали уши, чтобы слышать, и открытые глаза, дабы видеть, что представляет сущность правления. Это клинообразное письмо, проявление бога Набу, бога высшей миссии. Я его написал на плитках, я пронумеровал их, я привел в порядок их, я поместил их в своем дворце для наставления моих подданных».
Если бы мы чудесным образом оказались в книжном хранилище Ашшурбанипала, наверняка подумали бы, что попали в огромные винные погреба. На длинных скамьях из глины стоит множество глиняных сосудов, в них и находятся книги-таблички. Многие библиотечные полки тоже сделаны из глины, так как в Месопотамии деревья почти не росли и древесина была очень дорогая.


На других глиняных полках сосуды поменьше, в них собственноручные царские записи, в которых рассказывается о военных походах правителей Месопотамии, указы и письма, списки царей, которые когда-либо правили в Месопотамии с того самого времени, когда «цари сошли с неба». А в самых маленьких кувшинчиках – песни древних шумеров, сборники пословиц, плачей, гимны богам.

Возвращаясь к небожителям...

Набопаласар (правил в 625–605 до н.э.), первый царь нововавилонской (халдейской) династии. В союзе с мидийским царем Киаксаром участвовал в разрушении Ассирийской империи. Одно из главных его деяний – восстановление вавилонских храмов и культа главного бога Вавилона Мардука.

Навуходоносор II (правил в 604–562 до н.э.), второй царь нововавилонской династии. Прославил себя победой над египтянами в битве при Кархемыше (на юге современной Турции) в последний год правления своего отца. В 596 до н.э. захватил Иерусалим и пленил иудейского царя Езекию. В 586 до н.э. снова овладел Иерусалимом и положил конец существованию независимого Иудейского царства. В отличие от ассирийских царей, правители нововавилонской империи оставили немного документов, свидетельствующих о политических событиях и военных предприятиях. Их тексты повествуют в основном о строительной деятельности или прославляют божества.

Набонид (правил в 555–538 до н.э.), последний царь нововавилонского царства. Возможно, для создания союза против персов с арамейскими племенами перенес свою столицу в аравийскую пустыню, в Тайму. Править Вавилоном оставил своего сына Валтасара. Почитание Набонидом лунного бога Сина вызвало противодействие жрецов Мардука в Вавилоне. В 538 до н.э. Кир II занял Вавилон. Набонид сдался ему в городе Борсиппа неподалеку от Вавилона.

*

Цари объединенного Двуречья, начиная с Саргона Древнего, претендовали на особую близость к небесным богам: они считались любимцами, ставленниками богов, правили от их имени.
Вообще, влияние религии на отдельных людей и на общество в целом не имело в Месопотамии существенного значения. Религия не предъявляла серьезных притязаний ни на тело, ни на время, ни на богатство человека. Отсюда – отсутствие конфликтов с религией, которые могли бы смутить или потрясти человека. Человек жил в чрезвычайно умеренном религиозном климате, определявшемся скорее социальными и экономическими, чем культовыми координатами. Его надежды и страхи не распространялись за пределы узкого городского или сельского общества. Месопотамская религия и религиозные обычаи могут быть поняты более правильно, если иметь в виду принцип социальной стратификации. Если отделить религию царей от религии простого человека, а обе эти религии – от жреческой, то картина будет более ясной.
Требование религии к частному лицу в Месопотамии были чрезвычайно незначительными: мотивы, посты, религиозные ограничения и табу накладывались лишь на царя. Сходное положение наблюдалось и в сфере общения с божествами. Царь мог получать определенные сообщения от божества, но частному лицу не полагалось общаться с божеством. Цари в Двуречье, как и в других древневосточных государствах становились предметом религиозного поклонения. Они считались любимцами, ставленниками богов, говорили от их имени. На барельефах цари обычно изображались лицом к лицу с богами либо носили божественные атирибуты (рогатый головной убор как у божества). Имена царей нередко состояли из имени личного и имени того или иного божества.  Например : Забаба-шум-иддин, Лабаши-Мардук,  Нинурта-надин-шуми, Адад-нирари I  и т.д...

На стеле с кодексом законов Хаммурапи царь стоит перед богом Шамашем и из его рук получает свиток с законами



Ур-Намму («Почитающий Намму») – царь Ура, царь Шумера и Аккада, получает разрешение у бога Сина на строительство храма


Простой человек лишь выполнял формальные церемонии, не носившие личностного характера. Жрецы несли положенную службу, не только принося жертвы богу, но и воспевая его в гимнах. Они не соперничали с царями, как это порой делали египетские жрецы. Жрецами богов были и царские особы.

Проникнуть в индивидуальность богов Двуречья очень трудно. Серьезное препятствие представляет шумерский обычай говорить о божестве как о повелителе города, не называя его по имени. Но, если рассматривать богов типологически, то их можно условно разделить на старых и новых.


________________________

Это интересно :

Приметы или предзнаменования играли важнейшую роль в социальном опыте жителей Месопотамии, отсюда и значительное количество сохранившихся источников данного литературного жанра.

Люди не могли предугадать решения богов, но человечество не оставалось без указаний на божественное волеизъявление. Считалось, что намерения богов отражены или предрекаются событиями на земле. Вавилоняне, например, верили, что события в одной части Вселенной (Вселенной Богов) зеркально отражаются в другой части Вселенной (мире людей). Если определенное событие следует за другим во времени, то возможна случайная связь, и возможно ожидать одинакового результата аналогичного события в другом случае. Согласно этому взгляду на мир, был составлен перечень явлений со стандартными последствиями, более того, возникло даже что-то наподобие науки, которая интерпретировала эти события.

Типы явлений, в которых можно было увидеть предзнаменования, в принципе могли быть любыми, однако их условно можно разделить на три группы:

Явления, невозможные без участия человека ( к ним относят гадания и прорицания)
Пророчества по обычным явлениям (сны, поведение животных и тд.)
Астрология
А вот вопрос времени зарождения таких предсказаний обсуждается и по сей день. Ясно, что некоторые из них довольно древние, появившиеся еще в протописьменный период, возможно, и раньше. Гадание по печени было известно уже в Старовавилонские времена, а вот астрология появилась несколько позднее. Особенно важное значение она имела в период существования Ассирийской империи.

Предзнаменования имели практическое значение: предсказание несчастья являлось предостережением, а используя определенный ритуал, потенциальная жертва могла отвратить беду.

Шумерские предзнаменования нам неизвестны, хотя, без сомнения, они существовали: в сохранившихся источниках не редки ссылки на них. До нас дошли аккадские приметы, начиная со Старовавилонского периоде и позднее. В библиотеке Ашшурбанипала около 30 % уцелевших источников составляет именно этот жанр литературы.

Некоторые наиболее типичные пророчества возможно процитировать. Данный список содержит примеры, выбранные из собрания текстов, известного под названием «Если город расположен на возвышенности…» (по первой строчке).

Полностью это предзнаменование звучит так: «Если город расположен на возвышенности, это не хорошо для его жителей». И далее – антитезис: «Если город расположен в низине, это хорошо для его жителей».

Далее остальные приметы из этой коллекции:

Если в доме видят мертвого хозяина дома, его сын умрет. Если в доме видят мертвую хозяйку дома, хозяин дома умрет.
Если при строительстве дома видят черных муравьев на фундаменте, дом будет построен, хозяин дома будет жить в нем до старости. Если видят белых муравьев, то дом будет уничтожен. Если видят желтых муравьев, то фундамент разрушится, и дом не будет достроен.  Если красных муравьев увидят, то хозяин умрет не своей смертью.
Если змея агрессивна к человеку, хватает его, кусает, его противник увидит тяжелые времена.
Если змея переползает с левой стороны от человека на правую сторону, он будет иметь плохое имя (то есть репутацию).
Если змея переползает с правой стороны на левую сторону, то человек будет иметь хорошее имя.
Если змея появляется на месте, где муж с женой разговаривают, то мужчина и женщина разойдутся.
Если змея не прекращает ползать у порога человека, то этот дом рухнет или будет уничтожен.
Если скорпион убивает змею в доме человека, сыновья этого человека убьют его.
Если мангуст убивает змею в доме человека, это означает богатый урожай ячменя и серебра.
Если змея падает с потолка на человека и его жену, то они разойдутся.
Если скорпион прячется в кровати человека, то этот человек будет богатым.
Если скорпион/ящерица стоит у изголовья кровати больного, то болезнь скоро покинет его.
Если человек нечаянно наступит на ящерицу и убьет ее, то он одержит верх над своим противником.
Если на входе в большие ворота много муравьев, крах городу.
Если в городе черные крылатые муравьи, будут ливни и наводнение.
Если у быка слезы на обоих глазах, то зло подстерегает его хозяина.
Если осел забирается на человека, этот человек будет продан за деньги или для него наступят тяжелые времена.
Если ослица приносит потомство, и у появившегося на свет создания две головы, будут перемены на троне.
Если лошадь входит в дом человека и кусает или осла, или человека, то хозяин дома умрет, а хозяйство растащат.
Если знатный человек едет на колеснице и падает за колесницей, это для него плохой знак; правитель отзовет его с должности.
Если человек видит спаривающихся ящериц и хватает их, а они не разъединяются, и он их убивает, то сплетник разорит его, и он умрет от клеветы.
Если дикий бык появляется под великими воротами, враг окружит город.
Если лиса выбегает на площадь, этот город будет опустошен.
Если бог лежит на кровати человека, значит, бог зол на него.
Если белая собака мочится на человека, его ждут тяжелые времена. Если красная собака мочится на человека, то будет ему счастье.
Если собака залезает на собаку, женщины предадутся лесбийству.
Если наводнение начинается в месяце Нисан, и река имеет цвет крови, будут болезни.
Если сокол ест птицу на крыше дома человека, а потом роняет ее вниз, в этом доме кто-то умрет.
Существовали рецепты, которые позволяли бороться с силой предзнаменований. Но выполняли эти ритуалы специальные священнослужители (машмашу).

Интересно, что ряд примет распространялся и на область медицины. В сущности, медицина в Вавилонии представляла собой смесь суеверий и рационального подхода, который выражался в эмпирическом наблюдении за больным и подборке методов лечения.

Если дверь дома, где лежит больной человек, скрипит, он съел табу своего бога. Он будет влачить жалкое существование, а потом умрет.
Если экзорцист видит большую белую свинью, человек выживет. Если он же видит черную собаку ли черную свинью, то человек умрет.
Если больной человек не перестает кричать: «Моя голова! Моя голова!» — это рука бога.
Если у человека головная боль, то это рука Адада.
Если голова болит, мышцы лица, рук и ног поражены. Это рука бога. Человек будет жить.
Если с головы до ног человек покрыт красными прыщами, а его тело белое, он был поражен, будучи в постели с женщиной. Это рука бога Сина.
Если человек одутловатный до самых висков и, его уши не слышат, руки его бога наложены на него. Он умрет.
Если пенис покрыт язвами, человек вступал в контакт с верховной жрицей бога.
Если верхняя часть лба беременной женщины белая, значит, в ее матке дочь, она будет богатой. Если красная, в ее матке мальчик, и он умрет.
Если у ребенка болит живот и, когда ему дают грудь, он не ест, этого ребенка выбрала колдунья.
_______________________


***

Продолжение ЗДЕСЬ

по теме :

месопотамские древности