Эффект Шноля

СУБЪЕКТИВНАЯ СТАТИСТИКА И ЯВЛЕНИЯ,
КОТОРЫХ НЕТ С НАУЧНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

А.Каминский

Рассматривается гипотеза существования физических явлений, источником которых  является сознание наблюдателя.

Для людей склонных к научному образу мышления, и следовательно, не позволяющих увлечь себя по «коридору» Эвереттовских миров, пророки и медиумы выглядят обманщиками, чудаками или просто сумасшедшими.
Однако и среди ученых, по всей видимости, встречаются личности с выраженным активным сознанием. Для такого ученого это ловушка, ибо субъективность становится частью изучаемой им реальности. Физик, изобретатель, лауреат Нобелевской премии по химии (1932г) Ирвинг Ленгмюр описал ряд таких случаев, среди которых эффект Девиса Барнса и эффект Эллисона. Девис и Барнс исследовали неупругий захват электронов альфа – частицами. Оказалось, что сечение захвата имеет резонансный характер, зависящий от их относительной скорости. Меняя ускоряющее напряжение, Девис и Барнс наблюдали рост сечения при некоторых значениях относительных скоростей частиц. Полученные спектры с огромной точностью соответствовали линиям серии Бальмера, что позволяло с непревзойденной точностью получить постоянную Ридберга. Ленгмюр заинтересовался этим открытием ибо некоторые моменты, описанные со всей тщательностью авторами открытия вызывали у него подозрение. Оказалось, что в самой постановке опытов были допущены грубые методические ошибки и само явление отсутствует как таковое!. Вопрос - каким образом Девису удавалось получать не только разумные, но и очень точные результаты, остается загадкой. Следует заметить, что авторы не состоявшегося открытия нашли в себе мужество и опубликовали «PhysReview» заметку в которой, в частности, говорилось следующее: "Результаты,  сообщенные  в  предыдущей  статье,  зависят  от  опытов, использующих  подсчет сцинтилляций,  наблюдавшихся  зрительно.  Сцинтилляции, вызываемые  альфа-частицами   на   экране   из   сернистого   цинка,  относятся  к  числу пороговых  явлений.  Поэтому  возможно, что на  результаты  наблюдений  могут  влиять внушения извне или   самовнушения", а  дальше  в  этой  заметке  говорилось  о  том,  что воспроизвести старые данные не удается.

Еще более удивительные события имели место с эффектом Эллисона. Эллисон обнаружил сильную зависимость задержки установления плоскости поляризации в эффекте фарадея от состава среды на которую накладывается импульсное магнитное поле. Чувствительность примененной методики превосходила 300 пикосекунд, что, согласитесь, для 30-х годов было превосходным результатом!. В  стеклянные  гильзы  наливали  растворы  каких-нибудь солей. При  этом  выяснилось,  что время  запаздывания  от  этого  меняется. Самое удивительное, что эффект наблюдался вплоть до «гомеопатических» разбавлений растворов!. Эллисону  удалось  обнаружить  целую серию элементов и их изотопов, пять или шесть, новых химических элементов , заполнив белые пятна в таблице Менделеева!

 Позже другая группа исследователей, воспользовавшись методом Эллисона впервые обнаружила тритий. Это открытие было опубликовано в  «PhysReview». В последующие десять лет были опубликованы сотни статей в самых престижных журналах. Несмотря на триумфальное шествие этой новой физико-химической методики, Ленгмюр находил в этих исследованиях все признаки паталогической науки, как то a) Пороговость эффекта и его независимость от вызывающей причины. b) Ни чем не объяснимая точность результатов, c) Невозможность объяснить явление не противореча всему прошлому опыту науки. В последующие годы явление воспроизводится все хуже и, наконец, Американское общество химиков и редакция «PhysReview» перестают принимать к публикации статьи, посвященные этой тематике. Через 2 года после этого была опубликована еще одна последняя статья в которой сотрудники  химического  факультета Калифорнийского  университета с участием самого Элиссона прибегли к методике двойного слепого тестирования и подтвердили работоспособность методики. Статья была принята к публикации, так как удовлетворяла всем формальным требованиям научного метода. Ленгмюр, будучи участником тех событий писал: «в 1945  или 1946 году  я  был  в  Калифорнийском   университете, Летимер  сказал  мне: "Не  знаю  уж,  что  со  мной  тогда  было.  Но  после того,  как  я опубликовал эту заметку, мне ни разу не удалось повторить этот опыт. И я совершенно не представляю  себе -  почему? … Просто не знаю, что   еще   можно  было  бы  сделать , но  позже  мне  ни  разу  не  удалось   повторить  эти результаты" »».


Профессор Московского университета С.Э.Шноль на протяжении 50 лет исследует странное явление, названное им «Макроскопические флуктуации» . Суть явления очень проста и состоит в обнаружении специфической пространственно-временной корреляции между, никак не связанными физически, источниками случайных сигналов. Источником стохастического сигнала может служить любой физический генератор случайных чисел , основанный на измерении радиоактивного распада, теплового электрического шума в проводнике и.т.д.. Для большей ясности, приведем пример типичного эксперимента. Два физических генератора случайных чисел размещены на расстоянии 2000км. Информация от каждого из генераторов в виде целых чисел, следующих с интервалом 1 сек синхронно записывается в накопителях информации. Для определенности будем считать, что числа представлены в однобайтовом формате, то есть возможны значения от 1 до 255 и имеют нормальное распределение. Нет надобности говорить, что ни какой взаимной корреляции между полученными рядами чисел, быть не должно.  И ее, действительно нет, если пользоваться обычными методами математической статистики. Корреляция, о которой мы говорим, может быть выявлена только в результате специальной обработки экспериментальных данных человеком. Для чего каждый из полученных рядов, например, длиной n=60000 отсчетов разбивается на k=1000 выборок по m=n/k=60 отсчетов. Строятся k=1000 гистограмм распределений, показывающих частоту встречаемости каждого из чисел от 1 до 255 внутри выборки.

Количество отсчетов m=60 не достаточно для того чтобы полученные кривые распределений хоть как-то напоминали Гуссовы,- их называют  статистически не состоятельными распределениями. Они удовлетворяют критерию согласия Колмогорова, что говорит лишь о том, что выборки по которым строятся гистограммы могли бы быть из статистического ансамбля с нормальным распределением.

Затем полученные распределения сглаживаются скользящим усреднением для получения удобной для зрительного восприятия кривой. В результате, мы получаем гистограмм по одному ряду и столько же по другому. Расположим полученные ряды гистограмм друг под другом и попробуем найти пары похожих гистограмм, выбирая из верхнего и нижнего рядов. Работа не для слабонервных, но при некотором навыке за час вы уже получите статистически значимый результат. Тем более, что всю рутинную работу по построению гистограмм и обработке статистики, конечно, выполняет компьютер. Но на вас лежит самый ответственный момент – выбор. Например, эксперт считает, что гистограмма номер 123 из верхнего ряда похожа на гистограмму номер 120 из нижнего ряда, тогда он помечает эту пару и компьютер запоминает  сделанный выбор. Спустя несколько часов работы вы получаете результат в виде графика распределения числа выбранных вами пар гистограмм от расстояния между ними, выраженном в количестве гистограмм или соответствующем времени (Например, расстояние между гистограммами номер 123 и 120 равно 3 гистограммам или 3 минутам). Тут и возникает «чудо», которое Шноль и несколько энтузиасты из его лаборатории в Пущино исследуют много лет. А «чудо» состоит в том, что распределение не будет равномерным. На нем, как правило, возникает один или несколько контрастных по отношению к фону пиков, расстояние между которыми определяется астрономическими факторами, связанными с вращением земли и относительным движением солнца и луны. Шноль открыл массу закономерностей, связанных с космофизическими периодами, с расположением датчиков и с их ориентацией в пространстве. Размах исследований поражает воображение. Многолетние опыты, десятки и сотни публикаций. География поставленных опытов простирается – от экватора до северного полюса, поставлен на очередь эксперимент на международной космической станции.

Со Шнолем я познакомился сначала заочно. В канун 2003 года по телевизору шла очередная передача А.Гордона «Лики времени». Человек харизматической внешности живо и эмоционально рассказывал что-то о флуктуациях скоростей ферментативных реакций. Его манеры и стиль изложения сразу же расположили меня к себе, и я стал прислушиваться. Докладчиком оказался Симон Эльевич Шноль – профессор кафедры биофизики Московского университета, Руководитель лаборатории в  институте теоретической и экспериментальной биофизики - замечательный рассказчик, чрезвычайно образованный и глубокий ученый. Мне было стыдно, что при всем моем интересе к науке, и в частности, к биофизике, я не знал о существовании этой почти легендарной личности. Но главное то, что рассказ Шноля о его странных опытах произвел на меня глубокое впечатление. Из них следовало существование какой-то скрытой корреляции между  случайными процессами ни как не связанными физической причинностью. И это было именно то, что следовало из моих собственных размышлений об устройстве мира!. Еще в детстве, возможно, я учился тогда в 5 или 6 классе, я поставил «опыт» во многом повторяющий саму идею экспериментов Шноля. Я брал две металлические коробки от кинопленки и помещал в них по монетке (Советскя копейка). После встряхивания, я открывал коробки и записывал результат  (орел/решка) в две колонки на листе бумаги. Не знаю почему, но я ожидал обнаружить скоррелированность рядов испытаний. (Я, конечно, не знал в ту пору таких «умных слов», как «корреляция»!). Это довольно странное занятие для ребенка 13-14 летнего возраста диктовалось необъяснимой убежденностью во всесвянности явлений природы, которое у меня появилось с раннего возраста. Позже, изучая квантовую физику в университете, я узнал о парадоксе ЭПР и об экспериментах Аспека, подтверждающих мое интуитивное понимание о связи процессов на микроуровне. Но меня всегда преследовало убеждение, что связи, подобные квантовым корреляциям должны наблюдаться и на макроскопическом уровне.  И вот спустя 30 лет я узнаю об опытах, намекающих на существование такой связи.     
Именно это подвигло меня в конце декабря 2003 года связаться со С.Э.Шнолем. Каково было мое удивление, когда 2-го или 3-го января я получил обстоятельный и заинтересованный ответ на письмо, посланное в самый канун Нового года. Так началось наше сотрудничество, закрепленное впоследствии живым общением и многолетней совместной работой. Эта работа продолжается и по сей день, ибо многое остается не ясным.        
Тем не менее, справедливости ради, я должен отметить, что эффект макроскопических флуктуаций Шноля имеет все признаки патологической науки по классификации Ленгмюра (см. выше). И главным фактором, вызывающим недоверие к методологии является использование человека в обработке результатов. Многочисленные попытки исключить человеческий фактор из этого процесса, заканчивались неудачей. Шноль убежден, что причиной этому является несовершенство алгоритмов и, что рано или поздно, он найдет алгоритмиста, который решит задачу. Я придерживаюсь другого мнения. Именно об этом настоящая статья. Ведь  дело не в том, что не удается решить алгоритмическую задачу распознавания форм гистограмм, а в том, что алгоритм слишком хорошо работает!. В отличии от алгоритма, человек не замечает некоторые похожие гистограммы и в то же время, выбирает гистограммы не слишком похожие с точки зрения формального критерия. В результате, оказывается, что именно множество, обусловленное человеческим фактором, и дает основной вклад в эффект. В этом можно убедиться, проанализировав пересечение и разность множеств пар гистограмм, выбранных машиной и человеком. И это самая главная тайна всей этой научной мистерии. Каким образом фактор, действующий на субъективном уровне, обнаруживает объективные, в традиционном понимании, явления? В случае эффекта Шноля это периоды, связанные с астрономической динамикой, а в случае эффекта Эллисона с атомной динамикой. Прежде, чем я попытаюсь ответить на этот вопрос, обсудим вопрос достоверности существования эффекта Шноля.     
Будучи непосредственным участником исследований и имея свой собственный опыт в обработке экспериментальных результатов, я с большой долей вероятности, склонен считать, что эффект Шноля, пусть не во всех заявленных проявлениях, но все же имеет место быть, хотя в это и трудно поверить! Шноль как-то говорил мне, что каждое утро свой день он начинает с того, что, садится за компьютер, чтобы в очередной раз, убедиться, что эффект имеет место быть и, что он не рассеялся вместе с утренним сном! Но, если эффект Шноля, действительно, является частью физической реальности, то я уверен, что он гораздо более фундаментален, чем его интерпретация посредством космофизического фактора . Скептики утверждают, что эффект может быть обусловлен несовершенством аппаратуры или не грамотным использованием статистики , подсознательной направленностью эксперта на получение результата или еще чем-то. И это, действительно могло бы быть простым объяснением, если бы соответствовало действительности. Для исключения возможных простых ошибок в лаборатории Шноля не раз проводились специальные исследования. Возможное подсознательное желание получить правильный результат исключалось путем предварительного перемешивания множеств гистограмм с последующим восстановлением порядка после обработки. Было показано, что эффект при этом не исчезает. К сожалению, этот метод делает обработку экспериментального материала гораздо более трудоемкой задачей и не может быть использован систематически. Проще и не менее эффективно, пользоваться «слепым» тестом, когда эксперт не знает о существе опыта. И такие проверки делались многократно. То, что касается аппаратуры, которая не всегда соответствует самым высоким метрологическим требованиям, то хотелось бы спросить скептиков – каким образом с помощью несовершенной аппаратуры удается определить период сидерического года с точностью до минуты? Вряд ли, в этом случае, следует ожидать быстрого ответа. Дело в том, что правильный ответ парадоксален и состоит в том, что, по всей видимости, аппаратура здесь вообще не при чем! Результат возникает не в аппаратуре, а в сознании эксперта! Аппаратура же носит некий вспомогательный характер. Подтверждением этому является доказанная экспериментально независимость основных эффектов макрофлуктуаций от природы физических процессов, используемых для генерации случайного шума. Но тогда, нам следует объяснить – каким образом в мозгу эксперта, пусть даже на подсознательном уровне, возникает вполне объективная информация, имеющая отношение к движению небесных тел? Мы не знаем, как может быть объяснен этот феномен в деталях, но мы можем предложить принцип, который поможет найти ответ.

В классической физике явление отделено от наблюдателя. Эта парадигма была весьма продуктивна до начала XX века, когда были открыты квантовые явления, которые открыли новую грань физической реальности. С этого момента для адекватного описания явлений становится необходимым включать в рассмотрение наблюдателя. Более того, оказалось, что концептуальные проблемы квантовой механики невозможно разрешить  не включив в рассмотрение сознание наблюдателя.  Научный «мейнстрим» с большой осторожностью и недоверием относится к такой необходимости. Менский, рассматривая модель Эверетта, пишет: «По-видимому, приходится сделать вывод, который очень труден для физика: теория, которая могла бы описывать не только множество альтернативных результатов измерения и вероятностное распределение по ним, но и механизм выбора одного из них, обязательно должна включать сознание». Но теории сознания нет и мы плохо понимаем, что имеем в виду, обозначая наше имманентное ощущение существования этим словом. Это дает плодородную почву не только для научных спекуляций, что само по себе совсем не плохо, ибо наука всегда начинается со спекуляций, но и для не добросовестных ученых или просто шарлатанов. Так или иначе, но раз уж сама физика подвела нас вплотную к трансценденции сознания, то не следует делать вид, что ничего не произошло, а лучше попытаться  формализовать предмет сознания, чтобы включить его в ткань теории. 

Подобно тому, как творчество, действуя внутри языка, порождает литературу, изначально не содержащуюся в нем, сознание порождает мир более обширный, чем оно само способно охватить. Очевидно, что детали движения миллиардов звезд и звездных скоплений, и наконец, нас самих, представляющих собой сгустки причудливо движущихся частиц и полей, не могут быть ухвачены сознанием, и тем не менее, вся эта сложнейшая структура порождается им, сознанием, в нем содержится, как целостность и определяет динамику субъективной (физической) реальности. И в этом случае, нет ни чего удивительного в том, если предположить, что локальный  субъективный фактор – наше внутреннее, каким-то образом, знает о «внешнем», в частности и о динамике планет. Дело в том, что по отношению к субъекту нет ничего внешнего. Внешнее это мнимое изображение в некоем онтологическом «зеркале», иллюзия, возникающая в результате отображения множества состояний сознания  в себя самого [9]. С этой точки зрения, не логично считать, что явления в которых роль сознания сводится к «вытаскиванию» фрагментов структуры реальности в субъективное бытие за один прием, считать объективными и научными, тогда, как явления, в которых сознание участвует явно еще и на этапе формирования самого явления, считать субъективными и не относящимися к науке. По всей видимости, описанные Ленгмюром случаи «патологической» науки,  эффект Шноля и другие подобные явления, как раз, относятся к классу явлений со «структурированной рефлексией», где, явление, прежде чем быть осознанным,  сначала формируется с участием сознания, и лишь потом, действует обычная фаза рефлексии.


Люцифер


Люцифер (лат. Lucifer «светоносный», от lux «свет» + fero «несу»; в том же значении — др.-греч. Φωσφόρος, др.-рус.Денница) — образ «утренней звезды» в римской мифологии; в христианстве с XVII века — синоним падшего ангела, отождествляемого с Сатаной и дьяволом.
Люцифер был самым величественным и прекрасным ангелом . На его лице, как и у других ангелов, отражалось смирение и счастье. Его высокий и широкий лоб свидетельствовал о могучем интеллекте. Он был совершенен во всем. Его манеры и движения выражали внутреннее благородство и величие, лицо сияло каким-то особенным светом, озаряя все вокруг. Этот свет был ярче и прекраснее, чем тот, который исходил от лиц других ангелов, находившихся вместе с ним на небе.

Такое "светлое" обозначение сатаны не могло не быть парадоксальным (даже с учётом всей одиозности для христианства астральных культов), тем более что этот же символ употреблялся в совершенно противоположном смысле. В новозаветных текстах Христос именует себя самого: "Я есмь ... звезда светлая и утренняя" (Апок. 22, 16; ср. звезду из ветхозаветного пророчества Валаама, интерпретировавшуюся и иудейской, и христианской традицией как мессианский символ).
Византийская церковная поэзия уподобляет и деву Марию "звезде, являющей солнце" ("Акафист богородице", 6 или 7 в.). В этих случаях, по крайней мере, не употребляется само слово "Денница"; но Ориген (2-3 вв.) применил и его к Иоанну Крестителю: тот предвозвещает Христа, как утренняя звезда предвозвещает солнце.
Поэт - символист Вяч. Иванов противопоставлял друг другу два сатанинских начала - Л., "духа возмущения", "силу замыкающую", обожествление личной воли, и Ахримана (Ангро-Майнъю), "духа растления", "силу разлагающую", распад личности.

Скорее всего Люцифера ошибочно приравнивали к падшему ангелу Сатане, неправильно истолковав отрывок из Священного писания, относящийся на самом деле к Навуходоносору, царю вавилонскому, который в своей славе и помпезности возомнил себя равным Богу (Книга Исайи 14:12):
"Как упал ты с неба, денница, сын зари!" Как яркость утренней звезды (Люцифера) превосходит свет всех других звезд, так и величие царя вавилонского превосходит славу всех восточных монархов.
Вавилоняне и ассирийцы называли утреннюю звезду, соответственно Белит, или Истар. Другие высказывали предположение, что фраза "сын зари" может относиться к лунному серпу. И наконец, третьи утверждают, что это не что иное, как планета Юпитер.
Дьявол приобрел имя Люцифер после того, как раннехристианские теологи Тертуллиан и Святой Августин отождествили его с падающей звездой по отрывку из книги Исайи.
Эта ассоциация возникла у них потому, что теперешний Дьявол,- прежде был великим архангелом Люцифером, в последствии восставшим против Бога и изгнанным с небес.


      Изначально восхождение и свет. Впоследствии падение и мрак.


Легенда о восстании и изгнании Люцифера в изложении еврейских и христианских писателей рисует Люцифера как главного в небесной иерархии, как выдающегося по красоте, силе и мудрости среди всех прочих созданий. Именно после его падения и изгнания из своего старого царства, он, по-видимому, сохранил какую-то часть своей прежней силы, имени Люцифер, и верховного титула.


Согласно древним писаниям большим грехом бывшего архангела Люцифера -была его гордыня, это было проявление полного эгоизма и чистейшей злонамеренности, поскольку Люцифер любил себя больше всех других и никогда не прощал невежества, ошибок, страстей или слабоволия.
Согласно другим мифам, дерзость Люцифера зашла слишком далеко, он даже делал попытки взойти на Великий Престол на что указывают писания средневековья. Люцифер как правитель небес сидел располагаясь рядом с Вечностью, Господом. Как только Господь встает со своего трона, Люцифер не задумываясь мгновенно занимал его место.
Такое поведение не выдержал возмущенный архангел Михаил, который напал на Люцифера, и в результате изгоняет его с небес и ввергает его в темное и мрачное жилище, предназначенное ему теперь навеки.
Имя этого архангела, пока он находился на небесах, было ЛЮЦИФЕР; когда он попал на землю, его стали звать Сатаной. Ангелы, присоединившиеся к этому восстанию, также были изгнаны с небес и стали демонами Сатаны, повелителем которых и является сам дух Люцифера.



Падение Люцифера с небес, ил. Гюстава Доре к поэме «Потерянный рай», 1866 г.


Теософия например предлагает следующее определение : как один  из солнечных Ангелов, тех продвинутых Сущностей, Которые, согласно теософскому учению, низошли (отсюда идея «падения») с Венеры на нашу планету в незапамятные времена, чтобы принести принцип ума тогдашнему животному человеку. С теософской точки зрения, нисхождение этих солнечных Ангелов не было грехопадением, или отпадением от благодати. Это был акт принесения великой жертвы, на что и указывает имя Люцифер, что означает «светоносец».

"Люцифер" -- это бледная утренняя звезда, предвестник ослепительного сияния полуденного солнца -- "Эосфос" греков. Он робко блестит на закате, чтобы накопить силы и слепить глаза после захода солнца, как его собственный брат "Геспер" -- сияющая вечерняя звезда, или планета Венера. Нет более подходящего символа чтобы пролить луч истины на все то, что сокрыто во мраке предубеждения, социальных или религиозных заблуждений, а в особенности, благодаря тому идиотскому рутинному образу жизни, который, как только некоторый поступок, некая вещь или имя, были опозорены клеветническим измышлением, сколь бы несправедливо оно ни было, заставляет так называемых добропорядочных людей с содроганием отворачиваться от него и отказываться даже просто взглянуть на него с какой-нибудь другой стороны, кроме как с той, которая санкционирована общественным мнением.

Набожные читатели могут возразить, что слово "Люцифер" признано всеми церквями в качестве одного из многочисленных имен дьявола. Согласно величественной фантазии Мильтона, Люцифер -- это Сатана, "мятежный" ангел, враг Бога и человека. Но если проанализировать его бунт, то нельзя найти в нем ничего более дурного, чем требование свободной воли и независимой мысли, как если бы Люцифер родился в наше время. Этот эпитет, "мятежный", является теологической клеветой, подобной клеветническим измышлениям фаталистов о Боге, которые делают из божества "Всемогущего" -- дьявола, еще более дурного, чем сам "мятежный" дух; "всемогущего Дьявола, который хочет, чтобы его приветствовали как всемилостивого, когда он проявляет в высшей степени дьявольскую жестокость", -- как говорит Дж. Коттер Морисон. И предвидящий все Бог-дьявол, и подчиненный ему слуга, являются человеческими изобретениями; это две самые омерзительные в нравственном отношении и ужасные теологические догмы, которые когда-либо могли появиться из ночных кошмаров отвратительных фантазий монахов, ненавидящих дневной свет.
Они восходят к эпохе средневековья, тому периоду умственного помрачения, в течение которого было насильственно внедрено в умы людей большинство современных предрассудков и суеверий, так, что они стали практически неискоренимы в некоторых случаях, один из которых и является тем современным предрассудком, который сейчас обсуждается.
Воистину, это предубеждение и отвращение к имени Люцифера -- означающему всего лишь слово "светоносец" (от lux, lucis, "свет", и ferre, "носить")-- является столь глубоко укорененным даже среди образованных классов. На самом деле, этот предрассудок столь абсурден и смешон, что никто, по всей видимости, никогда не задавал себя вопрос, почему Сатану стали называть носителем света, если только серебряные лучи утренней звезды не могли каким-то образом навести на мысль об ослепительном блеске адского пламени. Как доказывает Хендерсон, это есть просто "одно из таких грубых искажений священного писания, которые принадлежат исключительно к стремлению отыскать в данном отрывке большее, чем в нем содержится в действительности, и причину которых всегда следует искать в такой предрасположенности, -- эта склонность вызвана скорее впечатлением, чем смыслом, и слепой верой в полученное истолкование", -- что является не единственной слабостью нашего времени. И тем не менее, этот предрассудок существует, к стыду нашего столетия.

Тайна Люцифера


Все, что связано с Люцифером, покрыто непроницаемой завесой, и создается впечатление, что нет никого, кто осмелился бы приподнять ее.
Страх этот в действительности представляет собой лишь неспособность проникнуть в Царство Тьмы. Неумение же это опять-таки заложено целиком и полностью в природе вещей. И в этой области человеческий дух не способен к беспредельному продвижению, ибо он устроен таким образом, что ему непременно положен предел. Он не может ни воспарить к Высочайшим Вершинам, ни проникнуть к Глубочайшую Пучину - и никогда не сможет.
Фантазия пришла на помощь и, восполняя этот пробел, породила многоликие существа. Говорят о Дьяволе, о падшем и отринутом Архангеле, о воплощении Злого Начала, и так далее и тому подобное. Подлинная суть Люцифера неизвестна решительно никому, невзирая на то, что она затрагивает человеческий дух, зачастую вовлекая его в самый центр гигантского водоворота, именуемого также борением.
Те, кто говорит о падшем Ангеле, а также те, кто ведет речь о воплощении Злого Начала, подходят к фактам ближе всего. Однако же, и в их рассуждениях содержится неверный подход, в силу которого все представляется в ложном свете. При словах "воплощение Злого Начала" возникает мысль о высочайшей вершине, конечной цели, живом теле, в котором воплотилось всяческое Зло - а стало быть, о завершении, об окончательном итоге.
Люцифер же, напротив, есть источник Ложного Начала, его исходная точка и движущая сила. Кроме того, его следовало бы именовать не Злым Началом, ибо сие последнее являет себя под его воздействием, но Ложным Началом. Область действия этого Неверного Начала - вещественное Творение.
Только в вещественности сталкиваются оба противоположных Начала - воздействие Света и воздействие Мрака. Только там они непрерывно воздействуют на человеческую душу, пока она пребывает и развивается в вещественности. По своему собственному желанию человеческая душа может в большей или меньшей мере отдаться на волю одного из этих Начал, и это решает, воспарит ли она к Свету или погрязнет во Тьме.
Свет отделен от Тьмы гигантской Пропастью. Она заполнена деяниями вещественного Творения. Его формы преходящи, то есть имеет место Распад существующих и Образование новых форм.

По Законам, Заложенным Волею Бога Отца в Творение, всякий круговорот может считаться законченным и свершившимся лишь тогда, когда в конце событий он возвратится к своему истоку. Тем самым и путь человеческого духа может рассматриваться как завершившийся лишь тогда, когда он возвратится в Духовное, ибо его Семя произошло оттуда.
Позволив увлечь себя во Тьму, человеческий дух рискует пасть ниже, чем это предусмотрено с точки зрения самого внешнего круга его нормального развития, после чего он больше не сможет обрести Путь к Восхождению. С другой стороны, он не в состоянии окончательно покинуть вещественность, опустившись ниже самой плотной и самой глубокой эфирно-вещественной Тьмы, то есть выйдя за ее крайние пределы (в противоположном направлении, то есть Ввысь, такой выход за пределы вещественности, в Царство Духовно-сущностного, вполне возможен для человеческого духа, ибо там лежат его истоки). А посему подобного рода духу предстоит непрерывно вращаться в Гигантском Круговороте вещественного Творения до тех пор, пока он не будет увлечен в Распад под тяжестью своего мрачного, а стало быть, плотного и тяжеловесного эфирно-вещественного облачения, именуемого также потусторонним телом.
А затем духовная личность, обретенная им на пути сквозь Творение, будет втянута в общий Распад как таковая, так что он умрет Духовной Смертью, вновь обратившись в Первозданное Семя.

Сам Люцифер пребывает вне вещественного Творения, а стало быть, не будет вовлечен в распад, уготованный жертвам его Начала, ибо Люцифер вечен. Он происходит от Частицы Божественно-сущностного. Раскол наступил после начала возникновения всего вещественного. Миссия Люцифера состояла в том, чтобы являть собой опору Духовно-сущностного в вещественном, способствуя Его дальнейшему развитию. Он, однако же, не выполнил своей миссии так, как это предполагалось Творческой Волей Бога Отца. Напротив, он избрал совсем иные пути, нежели те, что были предначертаны ему Этой Волей Творения, опираясь при этом на воление, коим проникся, действуя в вещественности.
Злоупотребив данной ему Силой, он, в частности, ввел в употребление Начало Искушения, подменив Им Начало Помощи и Поддержки, Равнозначное Бескорыстной Любви. Здесь имеется в виду Бескорыстная Любовь в Божественном Смысле, не Имеющая ничего общего с рабским служением. Напротив, Она имеет в виду исключительно Духовное Восхождение, а стало быть, и Вечное Счастье ближнего и действует соответствующим Этим Целям образом.
Начало Искушения, в свою очередь, равнозначно расстановке силков, в которых быстро запутываются, падают и погибают еще недостаточно окрепшие твари. Другие, однако же, крепнут при этом, бодрствуя и набираясь сил, дабы впоследствии расцвести полным цветом на Вершинах Духа. Но все бессильное обречено наперед, и от Искушения ему нет спасения. Начало Это не знает ни Милосердия, ни Пощады. Ему не достает Любви Бога Отца, а тем самым и Самой Мощной Возносящей Силы, Самой Крепкой Опоры изо всех, какие только есть.
Описанное в Библии Искушение в Раю показывает нам, как действовало Люциферово Начало в самый первый момент. В иносказательных выражениях там повествуется о том, какому испытанию Оно стремится подвергнуть Силу и Стойкость четы первых людей, дабы при малейших колебаниях тут же беспощадно увлечь ее на путь Погибели.
Стойкость в этих условиях была бы равнозначна Радостному Слиянию с Божественной Волей, Сокрытой в Элементарных Законах Природы или Творения. И Воля Эта, то есть Заповедь Божья, была хорошо известна чете первых людей. Не пошатнуться - это и значило бы соблюсти Эти Законы, но ведь только таким образом человек может по-настоящему и без ограничений воспользоваться Ими, став тем самым подлинным "господином Творения", ибо "идет с Ними в ногу"! Все Силы послужат ему, если только он не противопоставит себя Им, и самодвижущим образом потрудятся ему на пользу.
В этом и состоит исполнение Заповедей Творца, Единственная Цель Которых - незамутненное и беспрепятственное поддержание в исправном состоянии всех тех возможностей развития, что заложены в Его Дивном Деянии. Элементарное Их соблюдение перерастает, однако же, в сознательное соучастие в деле здорового дальнейшего развития Творения, то есть вещественного мира.

Тот, кто не делает этого, представляет собой преграду. Ему предстоит либо подвергнуться дополнительной обработке с целью приобретения должной формы, либо быть стертым в порошок колесами Часового Механизма Мировых Событий, то есть Законами Творения. Не желающему согнуться придется переломиться, ибо в работе Механизма не может быть перебоев.


Лишенный Милосердия, Люцифер не хочет ждать, пока человек мало-помалу созреет и окрепнет. Он не хочет исполнять свой долг Любвеобильного Садовника, ухаживающего за вверенными ему посадками, пестующего и охраняющего их. Напротив, он в самом буквальном смысле слова играет роль "козла в огороде". Его цель - погибель всего бессильного, и добивается он этой цели беспощадными средствами.
При этом он презирает поддавшиеся Искушению и попавшие в ловушку жертвы, желая, чтобы они погибли от собственной слабости.
Кроме того, он испытывает отвращение перед низостью и подлостью, с которыми падшие жертвы воплощают в жизнь его же собственное Начало. В самом деле, люди и только люди придают проявлениям Этого Начала на практике отвратительную пакость, тем самым лишь еще более подстрекая Люцифера. В результате он не видит в них ничего, кроме презренных тварей, заслуживающих лишь Погибели, но никак не Любви и Заботы.
В осуществлении Погибели на практике немалый вклад вносит Начало распущенности, вытекающее как естественное следствие из Начала Искушения. Распущенность свершается в низших сферах Тьмы. Однако же, различные представители так называемого психоанализа уже открыли Ей путь на Землю, предполагая, что и в земных условиях Она способствует созреванию и освобождению.
К какой ужасающей духовной нищете неизбежно приводит, однако же, воплощение Этого Начала в жизнь на Земле! Последствия Его воплощения не могут не быть крайне бедственными, ибо на Земле дело обстоит не так, как в сферах Тьмы, где соседствует друг с другом лишь однородное; напротив, на Земле живет рядом и вместе друг с другом как более просветленное, так и более мрачное. Представим себе хотя бы половую жизнь и тому подобное. Если такое Начало, обретшее свое воплощение на практике, набрасывается на человечество, как бы сорвавшись с цепи, то в конечном счете не останется ничего, кроме Содома и Гоморры, и с этим положением вещей не сможет покончить никто и ничто, кроме Великого Страха.
Не будем, однако же, говорить об этом. Достаточно оглянуться вокруг, и мы уже сегодня столкнемся с многочисленными жертвами подобных методов терапии. Они блуждают по свету, утратив всякую опору. Их и без того незначительное самосознание, более того, все их личностное мышление было растоптано и уничтожено именно там, куда они доверчиво обратились за помощью. Они подобны людям, с которых систематически срывали все одежды, дабы вынудить их затем облачиться в предложенное им новое платье. Однако же, эти раздетые в большинстве случаев, к сожалению, оказываются не в состоянии разобраться в том, к чему же им, собственно говоря, новое платье.
В их самые что ни на есть личные дела и права вторгались настолько планомерно, что со временем они утратили ощущение стыда, поддерживающее личностное самосознание. Но ведь без этого ощущения не может быть ничего личностного, ибо оно само является неотъемлемой частью личностного.

На взбаламученной таким образом почве не удастся воздвигнуть новых, прочных строений. За немногими исключениями, эти люди настолько утрачивают самостоятельность, что временами это доходит до полной беспомощности. У них ведь отняли и ту не очень-то крепкую опору, которой они располагали ранее.
Оба Начала, Распущенности и Искушения, так тесно связаны друг с другом, что Распущенности непременно предшествует Искушение. В этом и состоит непритворное следование Люциферову Началу и распространение Его.
Истинный врачеватель душ не будет вламываться в них. Он распознает дремлющие хорошие качества, пробуждает их, а затем строит на этом основании. Начало Истины состоит в перестройке ложных влечений Путем Духовного Познания!
Само собой разумеется, что применение на практике Немилосердного Начала в силу самой природы вещей все более и более отъединяло Люцифера от Любвеобильной Воли Всемогущего Творца. Иными словами, он сам себя отрезал от Света, сам себя отринул, следствием чего явилось все более и более глубокое падение Люцифера. Люцифер сам себя отделил от Света, а это и равнозначно изгнанию.
Изгнание Люцифера должно было произойти точно в таком же согласии с Сущими Первозданными Законами, то есть Нерушимой Святой Волей Бога Отца, как и все прочие события, ибо иначе просто не бывает.
Нет ничего Всемогущего, кроме Воли Бога Отца, Творца всех и вся, Прочно Укоренившейся во всем, в том числе и в вещественном Творении и в его развитии. А это означает, что Люцифер способен лишь внедрить свое Начало в вещественность. Воздействовать же Оно сможет во всех случаях исключительно в рамках Установленных Богом Отцом Первозданных Законов, следуя Их общему направлению.
Иначе говоря, следуя своему Ложному Началу, Люцифер вполне способен толкнуть человечество на опасный путь. Он, однако же, не в состоянии насильственно принудить людей к чему бы то ни было, на что нет их собственного добровольного решения.
Люцифер и в самом деле может лишь соблазнять. Однако же, человек как таковой занимает в вещественном Творении более прочное положение, чем Люцифер. А стало быть, у него хватит сил и энергии, чтобы справиться с любыми нашептываниями Люцифера. Человек окружен такой могучей крепостной стеной, что десятикратно опозорится, если поддастся соблазну того, кто гораздо слабее его самого. Ему надлежит учесть, что Люцифер пребывает вне вещественности, в то время как он сам твердо укоренился в хорошо знакомой ему почве.
Люцифер вынужден использовать для практических приложений своего Начала вспомогательное воинство, состоящее из человеческих духов, не устоявших перед Искушением.

Однако же, всякий стремящийся Ввысь человеческий дух не только вполне в состоянии справиться с Искушением, но и намного сильнее Его. Одного-единственного серьезного акта воли достаточно, чтобы разогнать без остатка всю Люциферову рать - при условии, что ее соблазны не отзываются эхом и не встречают отклика, за который они могли бы уцепиться.
Люцифер был бы вообще беспомощен, если бы человечество постаралось познать и соблюсти Данные Творцом Первозданные Законы. К сожалению, однако же, нынешние люди ведут себя таким образом, что все в большей мере поддерживают Ложное Начало, а посему большинство их непременно погибнет.
Ни один человеческий дух не может вступить в борьбу с самим Люцифером по той простой причине, что не в состоянии добраться до него, ибо природа их различна. Все, что может человеческий дух - это соприкоснуться с падшими, отдавшимися на волю Ложного Начала, которые во всем существенном обладают Его природой.
Происхождение Люцифера ведет к тому, что приблизиться к нему в личностном плане и непосредственно противостоять ему может лишь Тот, Чье происхождение не ниже или даже выше, ибо только Он способен добраться до него. Это должен быть Посланец Божий, Оснащенный Святой Серьезностью Своей Миссии и Опирающийся на Источник Всяческой Энергии - Самого Бога Отца.

Задача Эта выпадет на Долю Обетованного Сына Человеческого.
Борьба будет личностной, лицом к лицу, а вовсе не только символической, общего плана, как хотели бы вывести из Обетований многие испытатели. Так сбудется Обетование "Парсифаля". Люцифер неправедно воспользовался "Святым Копьем", то есть Могуществом, нанеся посредством своего Начала Духовно-сущностному в человечестве незаживающую рану. В борьбе Копье отнимется от него. Оказавшись в "Праведной Руке", то есть воплотив в жизнь Подлинное Начало Грааля, Начало Чистой, Суровой Любви, Оно исцелит рану, нанесенную ранее Им Самим в неправедной руке, то есть при воплощении в жизнь Ложного Начала.
Люциферово Начало, то есть неправедное пользование Божественной Властью, что равнозначно "Святому Копью" в неправедной руке, наносит Духовно-сущностному незаживающие рану! Именно об этом и повествует легенда в блестящей символической форме, ибо вышеописанные события и в самом деле подобны открытой, незаживающей ране.
Обратим внимание на то, что человеческие духи перетекают или перелетают в вещественное Творение из самой низшей сферы Духовно-сущностного в виде бессознательных Духовных Семян или Искр. При этом ожидается, что в странствиях сквозь вещественное в этих излившихся частицах Духа пробудится и разовьется личностное сознание, а по завершении Круговорота они вновь возвратятся в Духовно-сущностное. Процесс этот вполне подобен кровообращению в грубо-вещественном теле!
Однако же, Люциферово Начало отклоняет в сторону немалую часть этого Духовного Круговорота. В силу этого Круг не может замкнуться надлежащим образом, а вместо этого происходит как бы непрерывное кровотечение из открытой раны, подтачивающее силы организма.

Настанет, однако же, день, когда "Святое Копье", то есть Божественная Власть, окажется в Праведной Руке, Действующей по Воле Творца. Рука Эта укажет Духовно-сущностному, странствующему сквозь вещественное как животворящий фактор, Правый Путь Ввысь, к Исходной Точке, в Светлое Царство Бога Отца. Тогда прекратятся потери - напротив, все будет возвращаться к своему Истоку, как кровь к сердцу. А тем самым затянется и кровоточившая до тех пор рана, подтачивавшая силы Духовно-сущностного. Иначе говоря, исцелить может лишь Копье, нанесшее рану.
Для этого, однако же, необходимо сначала похитить Копье у Люцифера Праведной Рукой, что и свершится в Рукопашной Схватке Парсифаля с Люцифером!
За Схваткой Этой последуют другие битвы как в сфере эфирно-вещественного, так и в сфере грубо-вещественного. Но это будут лишь отголоски Одной-Единственной Великой Битвы, Несущей с Собой Обетованное Пленение Люцифера, Что провозвестит Наступление Тысячелетнего царства. А это и будет означать искоренение Люциферова Начала.
Начало Это противостоит Действию Божественной Любви, Изливающей Свои Дары на странствующих сквозь вещественность людей. Если бы человечество, не мудрствуя лукаво, обратило свои помышления к Этой Божественной Любви, то оно тут же перестало бы поддаваться каким бы то ни было Искушениям Люцифера и он лишился бы ореола всех тех ужасов, что приписывает ему человеческий дух.
Плодом безудержной фантазии человеческого мозга являются и те исполненные чудовищного безобразия формы, которые люди стараются приписать Люциферу. В действительности же природа его настолько отличается от человеческой, что уже по этой простой причине ни один человек еще ни разу не был в состоянии узреть его. Не дано это и никому из тех, чьим взорам уже в земной жизни неоднократно открывалась потусторонняя эфирная вещественность.
Его, как правило, представляют себе совершенно неверно. В действительности его можно было бы назвать гордым и прекрасным Неземной Красотой, исполненным мрачного величия. У него огромные и ясные голубые глаза, ледяной взгляд которых свидетельствует, однако же, об отсутствии Любви. Потерпев неудачу на пути конкретных истолкований, многие пытаются изобразить дело так, будто Люцифер есть лишь абстрактное понятие! Но это неверно, ибо у него есть личность.
Человечеству давно пора постичь, что его собственная природа являет собой некий предел, которого ни в коем случае оно не может превзойти. Разумеется, это недоступно и человеческому мышлению. Вести о том, что происходит вне этих пределов, могут дойти до людей лишь по Благодати. Это, однако же, не имеет отношения ни к медиумам, чья природа остается все той же и в неземных состояниях, ни к науке. Именно благодаря химии человечеству представился случай уяснить себе, какой непреодолимой преградой могут явиться видовые различия. Однако же, Эти Законы исходят от Истока, проявляя Себя отнюдь не только в Деянии Творения.

Franz von Stuck - Lucifer